Помнится, когда я учился в начальных классах у себя в деревне, в школе у нас работала техничкой баба Маня. Это была очень добрая, но какая-то загадочная женщина. Она знала множество историй про чертей, хозяев тайги (таг-ээзи) и хозяев воды (суг-ээзи). Эти истории она с удовольствием нам, детишкам, рассказывала на переменах. Мы ее слушали, раскрыв рты. И почему-то всегда она сама оказывалась участницей этих историй. Надо сказать, что про нашу школу, стоявшую на окраине деревни возле леса, ходили недобрые слухи. Якобы она построена на плохом месте, где водятся черти. Действительно, там, особенно под вечер, происходили необъяснимые вещи. То вдруг в пустом классе начинали греметь крышки парт, то слышались шаги, голоса, открывались двери и так далее. Детишек это пугало, но с бабой Маней мы ничего не боялись.

Однажды она рассказала нам, как сама накануне гоняла черта бичом (камчой). Происходило это так. Она уже давно приметила, что когда утром приходит топить печь, в пустой школе ходит айна (черт). И однажды она решила его прогнать, прихватив для этого камчу.

Как только черт начал ходить по классу, баба Маня заскочила с бичом и начала хлестать туда, где слышала звук. Черт стал бегать по классу, гремя крышками парт. Но баба Маня преследовала его до тех пор, пока он не убежал в другой класс. Но и там бедняге черту не было покоя от неугомонной преследовательницы и, в конце концов, избитый бичом айна убежал из школы, громко хлопнув дверью.

Думая, что успокоила ребятишек, баба Маня наоборот напугала всех. Теперь дети боялись рано и по одному приходить в школу, а если еще никого не было, то подолгу стояли и мерзли на улице, дожидаясь кого-нибудь из взрослых, то есть  учителей. Ведь не всегда баба Маня ожидала детей, а затопив печь, уходила домой. У нее тоже было свое хозяйство.

В то время в деревне не было постоянного электричества. По вечерам, до 10-ти вечера работал дизель-генератор, а по утрам вообще напряжение не подавалось. Потому и занятия начинались поздно, когда полностью рассветало.

Но я слышал, что бабу Маню взрослые зовут Алтын Маня (Золотая Маня) и однажды спросил у матери, почему ее так зовут. Засмеявшись, мать мне рассказала такую историю.

Было это в те годы, когда Маня была еще не бабкой, а молодой и шустрой девахой. Слыла она в те годы отчаянной врушей и обманщицей. Она могла рассказать такую историю, что не знающий ее мог слушать, расскрыв рот и полностью поверить ей.

Однажды она прибежала в сельсовет как полоумная и рассказала молодому председателю, что, дескать, сегодня утром она пошла в лес за мхом (куда не уточняется). Дернула в одном месте пучок, а под ним засверкало. Золото! Побежала в другое место, дерг — и там золото. Обежала Маня всю гору и везде под мхом было золото. Значит, она нашла золотую гору.

Услышав ее взволнованный рассказ, председатель аж вспотел. Золотая гора — это не шутка. Походив взад-вперед по кабинету, он уж в который раз переспрашивал Маню, не врет ли она. Но Маня только божилась — истинная правда, не сойти мне с этого места, если вру. Чуть не до дыры прочесав затылок, председатель решился сообщить об этом в Сталинск. Телефона в то время в сельсовете не было, поэтому надо было седлать единственную на весь сельсовет лошадку. Но Маня рассудила иначе: у тебя, у председателя, делов и без этого навалом, так что, давай лучше я съезжу на этой лошадке. Я нашла Золотую гору, мне и сообщать. Председатель согласился с ее доводами и отдал ей лошадку. Маня уехала и... пропала.

День прошел, два, пять, неделя — нет Мани. Через две недели заявилась одна, без лошадки, пешком. Рассказала очередную небылицу, как у нее украли лошадку. Но председатель уже знал, кому доверил казенную лошадь. Ведь Маня в Сталинске сразу же продала животину, а денежки пропила. Пока деньги не кончились — не появлялась.

Пять лет отсидела она за лошадку. А в народе на всю жизнь получила прозвище Алтын Маня (Золотая Маня).

Вениамин Борискин,
из книги «Меең черимниң сӧстери/ Моего края рассказы», 2008 г.

Поделиться