С любовью к Шории!

Кайчи Напазаков Анатолий Прокопьевич

Анатолий Прокопьевич НапазаковК числу последних современных кайчи принадлежал Анатолий Прокопьевич Напазаков (1937-2004). Мне посчастливилось встречаться с ним в 1996 и 1997 годах и слушать  шорские героические сказания «Кӱмӱш Қылыш» и «Қуба Салғын» в его уникальном исполнении вместе с записывавшей его сказания на аудиокассеты Любовью Арбачаковой, будущим ученым-фольклористом, а в то время аспиранткой Института филологии СО РАН.

А. П. Напазаков был родом из шорского поселка Чувашка, где жили и творили известные кайчи Напазаковы. Самый выдающийся среди них был Морошка — Напазаков Николай Александрович (1970-1942), творивший в первой половине 20-го века.

Анатолий Прокопьевич Напазаков родился 31 января 1937 года в многодетной семье (было пять детей), закончил 4 класса, работал рабочим в лесхозе (валил лес) и на железной дороге Сибиргинского разреза.

С детства Анатолий Прокопьевич любил слушать героические сказания в исполнении своего дяди — кайчи Федора Дмитриевича Напазакова (1893-1973), Павла Петровича Токмагашева, Павла Кыдыякова из Красного Яра, П. Намышкина. Многому он у них учился, запоминал сказания, сбегал из дома даже ночью, чтобы послушать кайчи. Считал своим учителем в первую очередь дядю —  Ф.Д. Напазакова,   “Федор-ачам”, как он называл его. 

От всех кайчи Анатолий Прокопьевич Напазаков отличался тем, что сказания рассказывал без горлового пения под аккомпанемент комуса, а устно, но при этом он был очень артистичен, эмоционален и слушать его было очень интересно. Весь вид его напоминал сказочного героя — невысокого роста и худощавый с огоньком в глазах, в непрезентабельной домашней одежде (могли быть и дырки на трико), по-детски непосредственный и не скрывающий своих чувств: если радовался, то открыто с восклицаниями, если сердился, то мог и нецензурно выразиться.

Во время исполнения сказаний он весь преображался, в глазах его горел особый огонь, голос был звучным, особенно громко и артистично он произносил слова «Аккий!», «Токта!» и видно было, что ему нравится рассказывать и быть в центре внимания слушателей, видеть, как люди восхищаются его прекрасным исполнением — это его еще больше вдохновляло. Во время рассказа он мог резко остановиться, сказать «Токта! (постой!, ред.), путаю здесь всегда» или сказать вдруг: «Тамқаны тарткӧреин (покурю, ред)», быстро вставал, брал папиросы и, не успев сесть, снова продолжал рассказывать, держа незаженную папиросу пальцами, и только через некоторое время закуривал. В конце рассказа кайчи уставал, его настроение могло испортиться и он заканчивал: «Все, не знаю, уходите».

Анатолий Прокопьевич Напазаков говорил, что сказания надо рассказывать «слово в слово» как услышал, не сокращать и сам соблюдал эти правила.

На мой вопрос, сколько он знает сказаний, он сказал: «99 сказок знаю», а на вопрос какие самые любимые сказки — «Все самые любимые».

Любовь Арбачакова записала от Анатолия Прокопьевича Напазакова 5 сказаний. Можно было записать, конечно, больше, но работа эта большая, финансово затратная (на траспорт и аудиокассеты, которые стоили дорого) и никто этим кроме Любови Арбачаковой не занимался, а она записывала в это время еще Владимира Егоровича Таннагашева.  Теперь даже неизвестно сколько сказаний ушли в небытие вместе с Анатолием Прокопьевичем Напазаковым.  Его сказание «Қыдат Қаан» готово к изданию, надо найти только финансы и тогда любители шорского героического эпоса смогут насладиться художественно богатым шорским языком, который сохранил для потомков А. П. Напазаков.

Любовь Чульжанова
16.10.2015

Автор
Общественный деятель, публицист, поэт, член Союза писателей РФ
Опубликовал
Автор и разработчик сайта tadarlar.ru

Комментарии

Обратная связь