Учитель — представитель одной из самых социально значимых человеческих профессий. От уровня его профессиональных качеств, мастерства, культуры, развития его творческих способностей и возможностей во многом зависит успех работы школы завтра [Боаги, Беликова, 1998, 17]. Подготовка учителя шорского языка предусматривает формирование этнической личности как носителя и продолжателя культурно-духовных ценностей народа. Обратимся к краткой истории образования шорцев.

В конце XIX века на территории Горной Шории алтайские миссионеры открыли церковно-приходские школы. Школы были начальные. В то время алтайские миссионеры разработали первый шорский алфавит и издали первый шорский букварь, они же переводили на шорский язык книги религиозного содержания. Целью их работы было распространение провославной религии среди шорского населения.

В Бийске было катехизаторское училище, которое готовило учителей и священников. Его окончили:

1) Чиспияков Михаил Семенович,

2) Майнаков Прокопий Николаевич,

3) Чульжанов Георгий Дмитриевич,

4) Тельгереков Федор Кузьмич,

5) Тельгереков Яков Кузьмич,

6) Ажушаков (имя не указано),

7) Кадымаев Павел.

8) Чудояков Михаил Васильевич (Чиспияков, рукопись).

В этом училище изучали грамматику на шорском языке на базе адаптированной кириллицы (общей для шорцев, алтайцев, хакасов).

Разница была существенной между южной и северной Шорией. В северной (Мыски — Осинники — село Кондома — р. Чумыш) грамотность была близкой к 100%. На юге же «процветала» безграмотность.

Если обратиться к материалам, отражающим состав учительских кадров дореволюционной Шории, то можно отметить, что с 1911 г. по 1916 г. в Косом Пороге учителем работал Майнаков Прокопий Николаевич, в Сыркашах — Чиспияков Михаил Семенович, в Сары-Чумыше — Чичканаков, в Красном Яре — Тельгереков Федор Кузьмич, в Балбынской школе — Истегешева Е. И., первая учительница-шорка, в Безруковской — Дмитриев. Учителя соседних школ регулярно встречались 1 Мая для бесед, обсуждения статей из журналов на педагогические и литературоведческие темы.

Первая встреча состоялась в 1912 г. в Красноярской школе, где учителем был Ф. К. Тельгереков. Он познакомил своих коллег с некоторыми статьями из журнала «Вестник знаний», который считался в то время одним из прогрессивных журналов.

Вторая встреча состоялась в 1913 г. в Балбынской школе. Во время второй встречи речь шла о привлечении жандармами Ф. Тельгерекова к ответственности за письмо, которое он написал от имени шорцев и направил в Государственную думу. Поводом послужило событие, которое произошло в г. Мыски в 1912 г. Все взрослое мужское население г. Мыски отправили в тюрьму в Кузнецк за непринятие термина «оседлые инородцы» в замен употреблявшегося ранее «кочевые инородцы» (Газета «Путь к победе», 1967 г., №52). Неграмотные шорцы ассоциировали слово «оседлые» с понятием «оседлать», а не с понятием «оседать».

Третья встреча состоялась в 1914 г. в Безруковской школе. На этой встрече обсуждались произведения Максима Горького и Ф. М. Достоевского. Достоевский, когда был в Кузнецке, жил в доме отца учителя Безруковской школы Дмитриева. Дмитриев рассказал своим коллегам о жизни писателя Достоевского.

В 1925 г. был создан Горно-Шорский национальный район. В поселке Кузедеево было открыто педагогическое училище, в котором училось много шорцев.

Жизнь, необходимость создания национальной литературы требовали выдвижения из гущи народа своих создателей учебников для школ, хрестоматий, переводчиков произведений русской классики, политической и медицинской литературы.

Первым создателем шорского букваря был Яков Кузьмич Тельгереков. Одним из основных создателей шорской художественной литературы был Ф. С. Чиспияков. Когда ему было 16 лет, его направили в Южную Шорию работать учителем начальных классов. Школа была в обычном доме. Дети учились и жили в ней вместе со своим учителем. Спали рядом. Ученики приезжали из разных поселков. Пищу готовили в школе. Зарплату Ф. С. Чиспияков не получал весь год — никто не привозил (получил уже дома в Мысках). Питался тем, что приносили родители. Носил обычную шорскую одежду (шабур, чирки).

В 30-е годы молодежь стремилась учиться и вела активную жизнь.

С ликвидацией Горно-Шорского района школы были закрыты, дети учились в русских школах, преподавание родного языка и родной литературы прекратилось.

В 1969 г. ректорат Новокузнецкого пединститута по заданию Института филологии СО АН СССР направляет группу преподавателей (А. А. Бонюхова, А. И. Чудоякова, Э. Ф. Чиспиякова, Б. А. Молчанова и др.) для социолого-лингвистического обследования населения Кемеровской области, а также для изучения языка, географических названий и народного творчества Шории.

Одним из основных пунктов социологического обследования был вопрос «следует ли преподавать шорцам родной язык». Мнения носителей шорского языка в то время разделились: одна группа выступила за преподавание на русском языке с 1-го класса, но с оговоркой, что если в классе много шорцев (100%), то можно преподавать на шорском языке.

Вторая группа носителей языка (их было большинство) высказались за преподавание родного языка и родной литературы шорским детям при общем преподавании на русском языке. Они же высказались за развитие художественной самодеятельности, за выделение полосы в газетах для печатания материалов на шорском языке.

Таким образом, уже на рубеже 70-х годов группой преподавателей НГПИ и ученых СО АН СССР были предприняты первые шаги для возобновления преподавания родного языка и родной литературы, утраченного в связи с ликвидацией Горно-Шорского национального района.

Когда развернулась дискуссия о статусе языков «малых» народов, среди ученых наметилось также два направления. Приверженцы первого считали, что родные языки являются «помехой» в процессе обучения и предлагали изъять родной язык из этого процесса. Представители второго направления, наоборот, подчеркивали чрезвычайную стойкость «малых» народов. Они считали, что рано говорить об их отмирании. «Отмена» языков — это насилие, притом, как писал К. О. Ушинский «нет насилия более невыносимого, как то, которое желает отнять у народа наследство, созданное бесчисленными поколениями его отживших предков» [Ушинский, 1945, 206].

Результаты исследования этнических процессов, проведенные Г. М. Патрушевой среди сельского и городского населения шорцев в 1976—1986 г.г, представлены в многочисленных таблицах в ее книге «Шорцы сегодня» [Патрушева, 1996]. Среди многих вопросов можно выделить два, имеющих непосредственное отношение к образованию шорцев:

1) Хотите ли Вы обучать детей в русской школе (начальной, средней);

2) Хотите ли Вы обучать детей в шорской школе (начальной, средней).

Вышеназванные вопросы задавались в зависимости от половозрастной и социально-профессиональной принадлежности. Было опрошено 390 мужчин и 506 женщин разных возрастных групп. Основная масса шорцев считает, что лучше обучать детей в русской — и в начальной, и в средней — школе. Но все же группа специалистов среднего звена и механизаторов желают обучать детей в начальной шорской школе [Патрушева, 1996, 35].

Отвечая на вопрос о необходимости преподавания шорского языка в школе, в 1986 г. 55,6% шорцев считали, что такая необходимость есть, так как дети при помощи родного языка могут глубже постигнуть историю и культуру своего народа. Лишь 20,6% опрошенных ответили, что необходимости в изучении шорского языка нет [Патрушева, 1996, 35].

Следует отметить, что основными сторонниками обучения детей шорскому языку являются молодые женщины: 61,6% из всех высказались за изучение шорского языка. Аналогичное мнение выражали лишь 50,3% опрошенных мужчин [Патрушева, 1996, 35].

В настоящее время языковая ситуация в Горной Шории остается сложной. Если сравнить данные переписи, то картина выглядит следующим образом: первая перепись населения, проведенная в 1926 г., показала, что шорцы слабо знали русский язык. Русский язык считали родным 0,5% шорского населения Кузнецкого округа. Шорский язык считали родным 94,6% шорского населения.

Данные переписи 1970, 1979, 1989 г.г. подтвердили наличие тенденции к постепенному росту доли шорского населения, считавшего родным русский язык. Доля шорцев, владеющих шорским языком настолько мизерна, что когда спросили зав. кафедрой шорского языка и литературы А. И. Чудоякова: «Может, все это интеллигентские затеи? Издательство, телепередачи, газеты?», — А. И. Чудояков ответил: «Без языка, истории, традиций, фольклора нет народа. Лишить его их — значит вычеркнуть из жизни» [Северные просторы, №5, 6, 3].

Можно продолжить мысль А. И. Чудоякова: «Если даже некоторые животные и растения заносятся в Красную книгу и становятся предметом особой охраны и защиты, тем более заслуживает охраны и бережного отношения язык — бесценное культурное сокровище каждого человека. Одним из главных институтов изучения языка являются школы и вузы».

Кафедра шорского языка и литературы является центром по подготовке учителей шорского языка и литературы. На шорское отделение с 1989 г. по 1998 г. было принято 157 человек. За этот период было 5 выпусков. Первый выпуск состоялся в 1994 г. Из 19 принятых на шорское отделение институт закончили 5 человек. Второй выпуск состоялся в 1995 г. Из 20 принятых закончили 10 человек. Третий выпуск состоялся в 1996 г., из 20 поступивших закончили 5 человек. Четвертый выпуск состоялся в 1997 г. Из 10 поступивших закончили 7 человек. В 1998 г. состоялся 5-й выпуск. Из 12 поступивших в институт закончил 1 человек. Всего институт закончили 28 человек из 77 принятых. В настоящее время на пяти курсах обучается 62 студента. Среди студентов-шорцев наметилась тенденция к снижению случаев отчисления, повысилось стремление получить высшее образование, возвращаются и восстанавливаются студенты, которые в свое время были отчислены за неуспеваемость.

С каждым годом повышается интерес к родному языку, фольклору, литературе, истории своего народа. Два выпускника кафедры шорского языка и литературы поступили в аспирантуру Института филологии СО РАН (г. Новосибирск).

Выпускница первого набора Л. Н. Арбачакова в 1998 г. успешно закончила аспирантуру и защитила диссертацию на звание «кандидат филологических наук».

Выпускник 4-го набора Н. Уртегешев поступил в аспирантуру Института филологии СО РАН в 1998 г. Тема его исследования — «Консонантная система шорского языка».

В учебный план кафедры включены спецкурсы: «Языки коренных народов Сибири и Дальнего Востока», «История, археология, этнография народов Южной Сибири», «Геосоциоэкологические проблемы Горной Шории», «Методика преподавания родного языка». Студенты пишут и защищают курсовые и дипломные работы. Защищено 19 дипломных работ по различным разделам языка: морфологии, фонетике, лексикологии, синтаксису, а также по методике преподавания шорского языка и шорскому фольклору. Студенты выступают с докладами на студенческих конференциях.

Кафедра приглашает для чтения спецкурсов ученых из республик Хакасия и Алтай, что позволяет вовлекать студентов отделения в региональное образовательное пространство.

Главная задача кафедры — обучение родному языку, ибо язык — уникальная ценность и неотъемлемый признак нации. Именно язык фиксирует накопленную многовековую информацию об истории, мировоззрении, морали, духовных качествах народа. Потеря языка предков означает утрату многих глубинных слоев культуры.

Ф. Г. Чиспиякова, заведующая кафедрой
шорского языка и литературы,
доцент, кандидат филологических наук.

(Из сборника докладов научно-практической конференции
посвященной 70-летию А. И. Чудоякова (1998 г.)

Поделиться