Жизнь исследователей и просветителей прошлого связана с емким и таинственным словом «экспедиция». Не знаю, как у других, а у меня всегда присутствовало ощущение, что время крупных экспедиций, открытий и еще какой другой романтики уже прошло. Нам на современном этапе досталось изучать, систематизировать, оценивать то, что когда-то было накоплено кем-то в этих самых экспедициях. Я и предположить не могла, что в мою жизнь однажды будет вписано это глобальное событие — экспедиция.

О целях и географии экспедиции очень ясно говорит ее название — 4-я этнопросветительская Саяно-Алтайская. Одна из предыдущих экспедиций была организована в Горную Шорию три года назад и оставила воспоминания о себе интереснейшей научной конференцией, эмоциональным и ярким обрядом камлания на Зеленой горе, а самое главное, участники экспедиции подвигнули энтузиастов к проведению Дней тюркской письменности и культуры, проводимых, правда, пока только на общественных началах.

Основным инициатором и бессменным начальником всех четырех экспедиций является неутомимый Юрий Николаевич Забелин — руководитель отдела пропаганды Союза писателей Хакасии. Организовать подобное мероприятие в наши дни, думаю, по плечу не каждому. Читатель вполне поймет мое восхищение этим человеком, когда узнает, что он отметил незадолго до 4-й экспедиции свое 70-летие! Надо быть, как минимум, человеком неравнодушным, преданным, знающим свое дело, а более всего, любить землю, на которой живешь.

Вполне естественно, что столь интересная и благая идея привлекла профессионалов самых разных сфер деятельности. В состав экспедиции вошли ученые — доктора и кандидаты наук, писатели и журналисты — члены Союза писателей и журналистов России, профессиональные и самодеятельные артисты, научные сотрудники НИИ, музейные работники, просто виртуозные водители и, конечно, врач, владеющий нетрадиционными методами лечения. Не обошлось без иностранных ученых — специалисты по тюркологии из Германии и Швейцарии присоединились к экспедиции в Туве.

Самое интересное — по национальному составу экспедиция вполне сравнима с радугой, потому что ее участниками стали представители семи национальностей: хакасы, тувинцы, русские, шорцы, алтайцы, немцы и представитель Швейцарии. Оккультист обязательно бы отметил, что 7 — число ритма, согласия и гармонии, и был бы прав, поскольку именно такая атмосфера царила среди участников экспедиции. Возможно, это мистическое число хранило экспедицию от беды, когда мощный селевой поток в горах вырвал дорогу из-под колес автобуса, когда усталые водители вели свои вездеходы в темноте по абсолютному бездорожью, когда вдруг случилось землетрясение, когда просто отказывала техника на уже вполне благополучной дороге. Хранили экспедицию на ее сложном пути духи гор и долин, в честь которых неоднократно совершались обряды. Наиболее яркий и таинственный обряд совершил шаман экспедиции, которого сами участники в шутку называли «ученый шаман», поскольку он имеет степень кандидата психологических наук. Ритуальное одеяние современного шамана сочетает характерные черты традиционного шаманского костюма и древнего воина. Сам обряд не носил ничего театрального. Шаман серьезно и сосредоточенно уходил в мир духов, сопровождая это ритмичными мягкими движениями и мелодичными звуками бубна. Обряд был совершен на уровне ощущений причастности к чему-то гораздо большему и значительному, нежели то, что мы считаем реальностью. Уверена, что нечто подобное, возможно, и более тонко, прочувствовали все присутствовавшие на обряде. Беда в том, что я не обладаю той силой слова и пониманием происходящего, чтобы это передать.

Еще более сложно в небольшой газетной статье рассказать о многочисленных встречах, которые устраивали участникам экспедиции гостеприимные хозяева Тувы и Горного Алтая. Не могу не сказать о чудесном шоу, что происходило в с. Тээли Байтайгинского кожууна в Туве. Конкурс национальной одежды, изготовленной жителями, сравним разве что с бриллиантом, который сверкал всеми гранями цвета, изысканности, мастерства и любви. И еще масса великолепных концертов с прекрасными голосами исполнителей и чудесной пластикой танца практически в каждом пункте остановки экспедиции.

Участники экспедиции со своей стороны выполняли свои задачи: научная группа проводила интересные по информации конференции и просто встречи с населением; группа артистов в любых условиях давала концерты, на которых звучали языки всех наций, составляющих экспедиционную группу. Даже иностранные ученые стали готовить номера для выступлений. Трудно переоценить акцию, проводимую организаторами экспедиции по распространению литературы, представляющей собой образцы высокой поэзии тюркских народов. Все огромное количество книг передавалось в дар школам и библиотекам.

В рамках программы экспедиции выполняли свои функции и представительницы от Горной Шории. Я, как научный сотрудник музея, входила в научную группу экспедиции и знакомила в своих выступлениях слушателей с материальной и духовной стороной жизни шорцев, проблемами процесса возрождения национального самосознания в Шории. Блистательно справилась со своей задачей Мария Ахрановна Идигешева, представлявшая слушателю шорский песенный фольклор из репертуара ансамбля «Чылтыс». Достаточно сказать, что с ее легкой подачи песня о Шории стала популярна среди участников экспедиции и была использована организаторами концертов как кульминационная, объединяющая и завершающая общую концертную программу экспедиции.

Читатель может решить, что все вышеперечисленные мероприятия и являлись целью данной экспедиции. Это задача сегодняшнего дня, но это зерно, которое даст восходы и урожай будет снимать сама госпожа История. Именно так! У экспедиции высокая историческая цель, которая и была положена в основу ее проведения, — это введение традиционных Дней тюркской письменности и культуры в России 22 сентября. Историческая миссия экспедиции будет оценена, когда один из богатейших и древних пластов в российской культуре станет достоянием широкой общественности. Настоящее предложение уже направлено на рассмотрение президенту России. Вопрос в том, надо ли ждать указаний сверху? Ведь можно самим на местах начинать инициативу проведения Дней тюркской письменности и культуры в школах, библиотеках и других культурных и образовательных учреждениях, нарабатывая опыт их проведения. Вот, собственно, что стремились донести участники экспедиции до представителей местных властей и интеллигенции.

Все эти мирские дела происходили в окружении природы, о красоте которой можно только петь песни или молча писать картины. Участница экспедиции, хакасская писательница Галина Григорьевна Казачинова, рассказала мне красивую легенду, смысл которой вкратце таков: однажды группа молодых людей попала на луг, где цвели жарки. И они увидели перед собой пейзаж потрясающей красоты. Одна из девушек упала на землю и стала безутешно рыдать. Когда, наконец, она могла отвечать, на вопрос: «Что случилось?» — она сказала: «Я больше не в силах вместить эту красоту!»

Лично я испытывала подобное состояние на протяжении практически всего пути. Но, пожалуй, апогеем было впечатление, когда группа в автобусе пересекала легендарную и самую большую долину Тувы, окаймленную живописными горами. В автобусе звучали тувинские мелодии, которые сливались в удивительную гармонию с тем, что мы видели за окном. В голову пришли простые мысли о том, что народные, национальные песни — это выражение гармонии творения природы и человеческого духа. Поэтому нет на земле народа, у которого нет песен. Ценностная шкала здесь не работает. Культуры народов равноценны.

Е. Иптешева, научный сотрудник Таштагольского музея этнографии и природы Горной Шории
2001 год

Поделиться