Александр АрбачаковВ июле этого года американская общественная организация «Тихоокеанский центр охраны окружающей среды» проводила обмен опытом по проблемам охраны окружающей среды при разработке различных месторождений среди российских специалистов. В группу пяти россиян вошел и я.

Тихоокеанский центр располагается в пригороде Сан-Франциско, на бывшей военно-морской базе. Руководит им Дэвид Гордон, юрист по образованию и защитник природы по велению сердца. Деятельность центра осуществляется в рамках нескольких проектов, направленных на решение конкретных задач. У нас в России, например, действует «Проект спасения сибирских и дальневосточных лесов». Его работу координирует Лиза Трейси, которая побывала у нас в Междуреченске в ноябре прошлого года. Организация работает в нескольких направлениях: образовательные программы, распространение информации, акции протеста и привлечение внимания общественности к различным проблемам, представление интересов граждан и организаций в суде. Центр активно сотрудничает с другими подобными организациями и государственными органами. За время своего существования он приобрел широкую известность и авторитет. Даже Правительство США иногда консультируется здесь по некоторым вопросам, в частности государственные чиновники интересовались возможностью направления инвестиций на разработку золоторудного месторождения в Амурской области, а узнав о приезде специалиста с этого региона, они около часа обсуждали с ним по телефону данную проблему.

Теперь собственно о поездке. Прилетели мы в Сан-Франциско в два часа дня по местному времени. Нас сразу же отвезли в штаб-квартиру

Центра, где Д. Гордон рассказал вкратце о цели поездки, маршрутах, организациях, которые мы посетим, и прочих деталях. Затем нас разместили по квартирам сотрудников организации. Я и еще один член нашей группы Леонид Замана из Читинской области попали к молодой паре Пейдж и Шейнис. И хотя они не говорили по-русски, а мы с грехом пополам изъяснялись по-английски, вечером за ужином у нас состоялась интересная беседа. Кстати, здесь произошел интересный случай — осмотревшись в доме, я подошел к книжной полке и заинтересовался книгой «Сибирская одиссея». Раскрыв ее наугад, я, к своему удивлению, увидел фотографию пожилого человека, а под ней надпись «шорец Федор Апонькин»! Полистав книгу, я встретил несколько знакомых имен. Мир тесен! Показав книгу хозяевам, я рассказал им о нашем народе, о нашей земле, показал фотографии, которые привез с собой. Это было особенно интересно Шейнису. Он археолог и изучает историю индейцев. Посыпались вопросы, но мои познания в английском языке, к сожалению, не позволили подробно ответить на них.

На следующий день началась непосредственно работа. Американцы народ практичный и денег просто так на ветер не бросают, поэтому наш график был очень плотный: поездки на месторождения, встречи с представителями различных горнорудных компаний и общественными организациями, посещение индейских резерваций. За время пребывания в США мы побывали в четырех штатах: Калифорния, Нью-Мексико, Аризона, Колорадо. Вставать иногда приходилось и в 4 часа утра, а возвращаться в общежитие или гостиницу в 10 вечера. А смотреть и изучать было что.

Мы познакомились с технологией рекультивации отработанных месторождений, природоохранными мероприятиями на действующих предприятиях, проблемами, возникающими при разработке месторождений в индейских резервациях. Например, в резервации пуэбло мы столкнулись с двумя подходами к вопросу добычи полезных ископаемых и использованию других природных ресурсов. В племени лагуна считают, что это хороший источник финансов для решения своих проблем, хотя с началом разработки уранового месторождения на территории племени отмечена вспышка раковых заболеваний. В другом племени — акома, совершенно другой подход — природные ресурсы должны остаться в неприкосновенности, а деньги можно заработать по-другому, например, в игорном бизнесе. На территории штата Нью-Мексико игорный бизнес запрещен, но это не распространяется на индейские резервации и этим воспользовались некоторые племена, открыв на своих землях казино. Такие заведения здесь иронично называют «смерть белого человека».

Мне, как специалисту, интересно было сравнить подход американских горнорудных компаний к рекультивации отработанных месторождений и подход наших угле- и золотодобывающих компаний. Требования у нас и в США почти одинаковые, но у них эти требования выполняются, а у нас нет. Возникает вопрос — почему? В Америке существует отработанный механизм выдачи разрешения на разработку месторождения и контроля за деятельностью компаний. Кое-что из американского опыта можно применить у нас и сейчас я хочу попробовать внедрить некоторые методы в Междуреченске.

После поездки мы провели итоговое совещание, на котором обсудили некоторые вопросы и результаты нашей работы, наметили пути дальнейшего сотрудничества и обмена информацией. А в предпоследний день нашего пребывания в Америке мне довелось участвовать в прямом эфире радиостанции «Голос Америки». Я немного рассказал о наших проблемах в России, как мы работаем в области охраны окружающей среды. На следующее утро, распрощавшись с гостеприимными хозяевами и поколесив по Сан-Франциско, сделав последние покупки и снимки на память, мы отправились в аэропорт, и в 18.30 самолетом Аэрофлота вернулись в Россию. Теперь за работу.

Александр Арбачаков, председатель 
Междуреченского общества коренного населения «Алтын Шор», 
ведущий специалист комитета экологии,
1997 год

Поделиться