К 100-летию со дня рождения выдающегося кайчи и поэта С. С. Торбокова (1900—1980)

Степан Семенович ТорбоковСтепан Семенович Торбоков — ровесник века. Он родился 21 декабря 1900 года в Тагдагале (улус Осиновский) в семье охотника, окончил церковно-приходскую школу. После октябрьского переворота работал уполномоченным сельсовета, заведовал нардомом (дом культуры по современной терминологии). В 1927 году после окончания в Мысках курсов ликбеза сам организовал такие же курсы в Тайлепе и Кинерках. В 1931 году он и еще 16 шорцев были направлены на учительские курсы в город Красноярск. А. Е. Чиспиякова, 1913 года рождения, окончившая эти курсы, вспоминала, что остальные курсанты были намного моложе Торбокова, в основном это были выпускники семилетки, парни и девушки 16-17 лет. И, естественно, ему было труднее учиться. Заведовал курсами хакас Федор Штыгашев. Кроме учебы курсанты знакомились с достопримечательностями Красноярска: посещали театры, городской сад с фонтаном в виде жар-птицы, так поразившем воображение жителей тайги.

И вот с тех пор и до выхода на пенсию Торбоков проработал в Тайлепской школе сначала учителем начальных классов, затем преподавал шорский язык, географию, естествознание. В 1943 году он заочно закончил географический факультет Томского университета. Это была внешняя сторона жизни. А после работы начиналась подлинная жизнь его души. Призванием С. С. Торбокова было литературное творчество. Он писал сказки (ныбак), исполнял каем (горловое пение) шорский героический эпос.

Мария Всеволодовна Чульжанова, родственница жены Торбокова — Анастасии Алексеевны Акушаковой, в начале 30-х годов была направлена на работу в Тайлепскую школу. Один год она жила в доме Торбокова. Она вспоминала, что придя с работы, он ложился отдыхать на кровать, брал в руки балалайку (комуса у него тогда не было) и начинал кайларить, сочинял сказки. А вот стихи его она в то время не слышала.

Как талантливый кайчи Торбоков был известен уже в 30-е годы и не только в Тайлепе, но и в других селах, где жили шорцы — его родственники, знакомые. Бывая у них в гостях во время школьных каникул или по праздникам, он обязательно исполнял сказки. Об этом мне рассказывала В. М. Мигашева, дальняя родственница жены Торбокова, помнящая «выступления» Торбокова в ее родной деревне Березовая Грива. Тогда собирались дети и взрослые в одной избе, чтобы послушать сказки о героях-богатырях.

Стихи Торбокова в русских переводах начали печатать с начала 40-х годов в районной газете. В 1950 году вышла первая книга его стихотворений «Белая береза», в 1960 — детский сборник «Пихточка», в 1967 году — «Струны кай-комуса».

Выйдя на пенсию, С. С. Торбоков писал воспоминания по истории Осинников и окрестных сел. Сейчас они хранятся в краеведческом музее г.Осинники. Выступал с краеведческими статьями в районных газетах. Стихи С. С. Торбокова в переводах М. Небогатова, В. Махалова, Г. Сысолятина публиковались в местных газетах, в том числе в мысковской «Путь к победе». Переводили его на языки народов СССР, в частности на украинский. Эти переводы в 70-е годы печатались в альманахе «Сузеря».

С. С. Торбоков сотрудничал с институтом мировой литературы им. Горького АН СССР. Ученые этого института высоко оценивали С. С. Торбокова как собирателя фольклора. С. С. Торбоков записал 50 сказаний, это десятки тысяч строк. Он посылал свои записи не только в Москву, но и в Горно-Алтайский и Хакасский научно-исследовательские институты языка, литературы и истории. Не видя перспективы востребованности этих рукописей на своей родине — в Горной Шории, он таким образом пытался спасти от бесследного исчезновения наследие многих поколений шорских кайчи. Возможно, он надеялся, что его многолетний труд сможет послужить научным материалом для фольклористов братских шорцам народов — хакасов и алтайцев. Менее вероятно, что он верил, что когда-то и сами шорцы смогут использовать его бесценный архив.

Умер Торбоков в глубокой старости, выполнив до конца свое предназначение: сделав все, что он мог в годы безвременья, застоя, когда из жизни шорцев исчезали последние черты национальной самобытности.

Родственники поэта рассказывали, что из всех работ по хозяйству он предпочитал работу с пчелами. Во дворе его дома было несколько ульев и Торбоков С. С. ухаживал за ними. За этим занятием его и застигла внезапная смерть. Это случилось в июне 1980 года.

Его дети, два сына, жили в то время далеко от родительского дома — в Алма-Ате и Кемерове. Заботы о похоронах взяли на себя его родственники. Племянник С. С. Торбокова — Георгий Алексеевич Акушаков с женой, В. А. Сербегешева и другие. Г. А. Акушаков, с детства живший в доме С. С. Торбокова, так как его отец был раскулачен и сослан, занимался разбором архива поэта. Часть его он перенес в школу, где сам работал учителем. В школе он сделал мемориальный уголок Торбокова. К чести нынешних учителей Тайлепской школы они сохранили мемориальный уголок Торбокова до наших дней и вместе с другими экспонатами по истории села он используется во внеклассной работе с учащимися.

В конце 1995 года в деревне Тайлеп впервые отмечался 95-летний юбилей С. С. Торбокова. Несмотря на то, что Тайлеп, как и многие другие села, переживает сложное время (развалился совхоз, закрылись клуб и библиотека), учителя школы и местные жители нашли силы провести праздник, который стал событием в культурной жизни всего района. Гостеприимство, радушие и приветливость земляков поэта произвели на нас, гостей, очень приятное впечатление. Празднику предшествовала большая подготовительная работа энтузиастов-педагогов. Дети из кукольного кружка, руководимого бывшей учительницей Ф. В. Апанасовой, подготовили спектакль по сказке С. С. Торбокова «О бедном брате». Больше месяца отдала подготовке юбилея учительница истории Татьяна Анатольевна Шатилова. Она написала сценарий праздника и прекрасно его провела. К 95-летию поэта в Новокузнецке был издан сборник русских переводов его стихотворений. Подготовлен сборник был также при помощи Т. А. Шатиловой.

Чувство признательности землякам С. С. Торбокова, сохраняющим по мере их сил и старый дом поэта, и его могилу, испытывали, я думаю, все гости этого праздника, где было нам хорошо и уютно.

Ирина Улагашева,
2000 год

Поделиться