Николай Семёнович Кызынгашев«Киев бомбили, нам объявили, что началася война» — так пелось в известной песне. А в жизни этот день проходил по-разному. 22 июня в пос. Спасск секретарь парткома Алтайского прииска Евгений Павлович Кропотов на стадионе собрал на митинг жителей и зачитал обращение главы Правительства СССР В.М. Молотова о том, что гитлеровская Германия без объявления войны напала на Советский Союз. Мужчины слушали серьёзно, а женщины плакали. Нам, кому только-только исполнилось 14, было обидно, что не достанется войны. Мы ведь были убеждены, что в небесах, на воде и на суше мы врага разобьём навсегда. В школе нас не только учили, но и воспитывали.

Проведя митинг, Кропотов заявил, что он добровольцем уходит на фронт, в действующую армию. Через какое-то время его по ранению демобилизовали. Война оказалась сложнее, чем мы её представляли. Тяжело было с продовольствием — получали по 300 граммов хлеба на иждивенца. А у нас в семье было четверо братьев. Старшего Ивана мобилизовали в первый день войны — он жил и работал в Киеве. Второй брат Леонид служил в авиации стрелком-радистом. В воздушном бою был тяжело ранен, умер в госпитале и похоронен в Рыбинске. Третий брат Пётр, 1919 года рождения, воевал в артиллерии, получил два тяжёлых, два лёгких ранения, был награждён орденами Славы 3-й и 2-й степени, Отечественной войны 2-й и 1-й степени, Красной Звезды и медалью «За отвагу». Вернулся живой, но долго не протянул — умер в 1949 г.

Придя 1 сентября в школу, мы узнали, что надо собираться на работу в колхоз, в село Кондома. С преподавателем истории мы за день дошли до места и целый месяц работали там: стелили лён, пасли скот, копали картошку. Кормили только молоком и хлебом. Когда вернулся домой, узнал, что после получения похоронки на сына Леонида заболела и умерла мама.

За хлебом по карточкам отец посылал меня с вечера занимать очередь. Без матери было плохо. Старшая сестра забрала меня к себе в Осман. Мужа её призвали в Красную армию. У неё было трое детей, но держали корову и огород, потому жить было полегче. В карьере надо было грузить песком и гравием «вертушки». А кто грузчики? Женщины да пацаны, но интерес был — гарчикам выдавали по 800 граммов хлеба да ещё платили деньгами. Когда забой удалялся, проводили рихтовку пути — ломами передвигали рельсы, а когда не было вагонов, ставили вагонетку и толкали ближе к лесу, чтобы нарубить дров для обогрева барака. Коров пасли по очереди: у кого одна корова — пасёшь день, у кого две головы — два. Жители карьера жили дружно.

А меня ещё с четвёртого класса взяла в «плен» ученица Аня Языкова, которая приехала ко мне в карьер, и нам с ней выделили комнату 6 кв. метров. Аня работала в совхозе учётчицей. Как-то на подмогу прислали группу трудармейцев, среди них был жестянщик, изготовлял кастрюли, тазы, ведёрки, посуды-то не хватало. Я у него выучился и после его отъезда стал заниматься и посудой, которую раздавал всем желающим. Это было моё хобби.

Когда мне исполнилось 17 лет, меня призвали в армию. Я с детства мечтал стать пулемётчиком. Услышал по радио, что на Хасане в боях с японцами отличился пулемётчик Виноградов. Но в армии не поспоришь: хотел в пехоту — послали на радиокурсы. После шестимесячного обучения в Новосибирске присвоили нам звание радистов третьего класса. Надо было уметь принимать и передавать в минуту 12 групп, а в каждой группе пять цифр, и ты не знаешь, что они означают, так как всё зашифровано.

Понятно, нас учили быть и стрелками, и рукопашному бою. Пятизарядная винтовка Мосина с четырёхгранным штыком, десятизарядная винтовка Токарева, автомат ППШ — всё это надо было знать и уметь пользоваться. Радиостанция РБ весом 24 кг, да к ней три батареи питания БАС80, по 4 кг каждая. Когда транспорта нет, то было скучно: радиостанция, автомат и запасные диски к нему, гранаты, которые мы называли по-ворошиловски ручной артиллерией, противогаз, сапёрная лопатка — без всего этого никак не обойтись. А ещё сухой паёк на случай, если кухня отстанет.

А про шинель такая байка есть. Солдата спрашивают: ты почему зимой в шинели не мёрзнешь? Так она же, отвечает, суконная. А почему летом не жарко? Так она же стёганая.

Мои военные дороги проходили по Литве, Польше. По плану «Багратион» войска нашего 3-го Белорусского фронта под командованием генерала Черняховского освободили немало городов на своём пути, встречались с белорусскими партизанами. Начав со Смоленска, где находился штаб фронта, дошли до Восточной Пруссии. Участвовал во взятии Инстенбурга, который потом был переименован в Черняховск: там погиб наш командующий. Войну закончил в Кёнигсберге.

Германию бомбили наши, американцы, англичане, хорошо поработали «катюши», танки, артиллерия, пехота. Разделали её полностью. А сегодня побеждённые живут в разы лучше победителей. Немцы практичный народ и дисциплинированный. Жили богато. Дороги хорошие, вдоль дорог растут яблони. Скотные дворы обустроены камнем, асфальтом. Дома крыты черепицей. В подвалах разносолы различные. Тогда это всё нам было в диковинку.

Сейчас у нас капусту и огурцы тоже маринуют в банках; и в огороде, чтобы наша фрау утром не намочила ноги, дорожки асфальтируют.

Будучи в Литве, обратил внимание на то, как чисто в лесах: ветровал убирают, костры не разводят, а посещать лес можно, когда ягода поспеет или грибы можно собирать. И дома оборудованы мини-котельными — нет утечек тепла. Много хорошего увидел российский солдат в Европе, но повторить у себя дома не удаётся и сегодня. Не раз писал о том, чтобы разрешили жителям собирать валежник бесплатно — и чистоту в лесу наведём, и населению поможем, и тайгу от пожаров убережём, ведь горит-то она чаще всего из-за человеческого фактора. Однако мне ответили, что у лесной охраны нет возможности этим заниматься, а предоставить такое право населению бесплатно не положено.

Вот так началась и закончилась моя война. Кроме стрельбы и рукопашного боя, ничего я там не узнал. Правда, работа грузчиком сделала меня крепким и выносливым, потому в армии много занимался спортом. На турнике крутил «солнце», подтягивался 24 раза, увлекался боксом. У столяра-краснодеревщика приобрёл навыки столярного дела — смастерил себе комод, круглый стол, тумбочки, они и сейчас в хорошем состоянии. У бондаря — делать кадушки, туеса. На рыбалке мне не было равных — лесник Т.С. Дедов открыл секреты, как рыбачить и на живца, и на червя. Любил собирать ягоды и грибы в тайге. Брать их удовольствие, а обрабатывать скучно.

Годы берут своё. И здоровье часто пошаливает. С рыбалкой и тайгой пришлось завязать. Вот так и живу воспоминаниями.

Николай Семенович Кызынгашев,
участник Великой Отечественной войны,
Почётный гражданин Кемеровской области

Газета «Красная Шория» № 48 от 23.06.2011 г.

Поделиться