Небольшое приисковое селение Ивановка терялось среди гор в верховьях Усы. Жили здесь охотники, золотоискатели, рабочие прииска. Плавьян Егорович Чудояков был здесь старожилом. Здесь выросли сыновья Андрей, Федор и Порфишка и теперь помогали отцу добывать золото.

Соседи с завистью говорили Плавьяну:

— Счастливый ты человек, Плавьян. Вон каких работников вырастил. Горы свернут.

Отец расплывался в счастливой улыбке:

— Слава богу, не обижаюсь.

Незадолго до войны Федор окончил курсы взрывников и стал «переворачивать горы», добывая марганцевую руду.

Надвинулись тяжелые тучи, грянул гром войны. Чудояковы провожали на фронт старшего сына Андрея. Спустя небольшое время пришло извещение о его гибели в боях под Сталинградом.

Почти в один год провожали на фронт Фёдора и Порфишку.

Отец, украдкой смахивая с лица скупые мужские слёзы, наставлял сыновей:

— Олларым (сыновья), не осрамите честь своего рода и славное звание охотников. Не робейте перед врагом, бейте его изо всех сил.

И бились сыновья Плавьяна не на жизнь, а на смерть с заклятым врагом. Фёдор был автоматчиком. Метко бил фашистов, показывая пример мужества и отваги однополчанам. Но не суждено было солдату вернуться на Родину. В жестоком бою с противником на польской земле в г. Зонвальнинге сложил он голову и был похоронен в братской могиле. Приказом командования солдат Федор Чудояков посмертно награждён орденом Отечественной воины 1-й степени.

А Порфирий после призыва в армию в 1943 году был зачислен в 39-й учебный танковый полк, а в начале 1944 года уже воевал на передовой в звании сержанта. Советские войска к тому времени теснили врага, гнали его в своё логово. На подступах к селу Красинску Черниговской области фашисты держали усиленную оборону. Лобовая атака не предвещала успеха, и командование полка решило пойти в обход и ударить с фланга. Немцы открыли ураганный артиллерийский огонь. Из центра села, от самой церкви, один за другим выползали тяжелые «тигры», извергая смертоносный огонь. То и дело налетала вражеская авиация.

Несмотря на численное превосходство противника, к утру село было взято.

В этом бою Порфирий был ранен. После выздоровления он снова в строю, в рядах 3-й Гвардейской дивизии, командиром пулеметного расчёта. Дивизия с боями продвигалась на запад, очищая Русскую землю от чужеземцев.

Второе ранение получил под Яссами в Румынии. Город немцы сильно укрепили. Они всеми силами старались погасить наше наступление. Но после усиленной артподготовки и нескольких атак удалось выбить врага из города. Здесь осколком мины и ранило Порфирия в шею.

После выздоровления Порфирий сражался в рядах 320-й стрелковой дивизии.

В 1945 году, после взятия Будапешта, у озера Балатон, немцы пошли в контратаку. Порфирий со своим пулемётным расчетом залёг в овраге, зорко прицеливаясь в движущуюся цепочку немецких солдат. Вот немцы уже близко. Из-за кустов видны лица и слышен непонятный говор. «Заговорил» пулемёт, подрубаются ветки кустарника, падают фашисты. Вражеские солдаты бегут, падают, стреляют из автоматов. Но заколебались их ряды: одни откатились обратно, другие залегли в нерешительности. И в этот момент недалеко от расчета разорвался снаряд. Порфирий вместе с пулемётом отлетел далеко в сторону.

15 суток лежал в армейском госпитале без сознания, а когда пришёл в себя, под одеялом почувствовал пустоту. Одну ногу до бедра оторвало снарядом, а другую выше колена — ампутировали врачи. Сознание вновь покинуло его, и в таком состоянии он был доставлен в Тбилиси, в госпиталь.

Воин-сибиряк вернулся на родину лишь в 1946 году. Оставил на поле брани двух братьев и половину самого себя.

Дома его встретило еще одно неутешное горе: умер отец от несчастного случая. Но сердце вынесло и эту утрату.

Живет Порфирий сейчас в Карае с матерью Евдокией Павловной.

За мужество, проявленное в боях, воин награждён орденом Отечественной войны 1-й степени и медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне».

А. Амзоров,
2005 год

Поделиться