Выступления гостей семинара
писателей коренных народов Южной Сибири

Илья Топоев, член Союза писателей России

Прежде всего хотел бы передать вам привет от нашей хакасской писательской организации, в которой 15 членов Союза писателей России.

В будущем году будет 50 лет нашей писательской организации. Мы вас тоже пригласим на юбилей, можно сказать, что уже приглашаем. Мы привезли вам в подарок от нашей писательской организации книги.

 

Сергей Майнагашев, поэт, научный сотрудник ХакНИИЯЛИ

Молодых пишущих сегодня у нас меньше, чем их было в 60-е годы. В 60-е годы был какой-то всплеск. Это были времена оттепели и тогда по России вообще появилось много литераторов. Молодые (до 35 лет) писатели, которые издали свои первые сборники, это Кичеев Гена, Сибдей Том, Ахтобин Федор и Костякова Люда, всего четыре человека. Какие основные тенденции в хакасской литературе? Если мы сейчас будем оценивать всю нашу литературу, имею в виду тюркскую литературу, потому что наш регион все же тюркоязычный, можно сказать, что это возрождающаяся литература. Изучая закономерности развития наших творческих литературных работ и вообще культуры, мне хочется сравнить это состояние и все, что здесь происходит, с периодом европейского Ренессанса 14-16 веков. Мне хочется аппелировать к китайскому Ренессансу 7 века или, допустим, среднеазиатскому Ренессансу 14 века. Именно как явление Ренессанса. Рассматривая историю человечества, допустим, по каким-то периодам пытаешься провести аналогию развития культуры своего народа с культурами других народов и находишь какие-то схожие моменты. Тоже самое, допустим, в отношении языка. Ведь неслучайно то, что мы, неплохо зная русский язык, для себя считаем, — что родной язык прежде всего, и в этом отношениимне кажется, мы переживаем состояние, Гумилев бы сказал, наверное,  пассионарного взрыва.

О хакасской литературе, чем мы сейчас занимаемся? У нас сейчас два литературных течения, две литературных школы: это школа реализма и школа авангарда. Я лично пытаюсь писать в стиле авангарда. Понятие авангарда у меня несколько другое, чем европейское. Европейский авангард несколько грубоватый иронический, наверное. А понятие тюркского авангарда я складываю из понятий, исходящих из языка. Если судить серьезно, как мне кажется, не все читают стихи. Их читает только очень ограниченный круг читателей. Потому что разбираться в сути искусства это, наверное, не каждому нужно. Хотя, мне кажется, каждый должен понимать это явление. И я, исходя из нашей ситуации, знаю, что не все хакасы интересуются поэзией и, я уверен, что стихи читают, если взять хакасов, из 50 тысяч, наверняка, человек 100, которые кровно заинтересованы и, может быть,  со сборником стихотворений ложатся спать.

Я пытаюсь работать в разных стилях. Например, исходя из реалистического стиля, можно попытаться перевести на хакасский язык «Я вас любил», это будет звучать так. А есть еще стихи, написанные в стиле постмодерна. Наверное, это стихи о стихах. Что такое постмодерн? Это как бы искусство об искусстве. Например, в русской литературе есть современные литераторы, которые обыгрывают стихи Маяковского так. У него есть стихотворение «Я русский бы выучил только за то, что им разговаривал Ленин». А в постмодерне: «Я русский бы выучил только за то, что им разговаривал я» Например, Иосиф Бродский обыграл Пушкина «Я вас любил, любовь еще быть может в моей душе угасла не совсем» так: «Я вас любил, любовь еще возможно, что просто боль сверлит мои мозги, все разлетелось к черту на куски» и так далее. То есть идет игра и, мне кажется, может быть к счастью, что наша литература доросла до этого момента. Ведь эта игра возможна в той ситуации, когда мы знаем и немного представляем, что такое литература и что есть вообще мировая литература, и мы по этому поводу как-то можем иронизировать, зная и расчитывая на тех читателей, которые уже знают эту литературу. Иначе говоря, составлять тонкости восприятия искусства .

Мне кажется, что тюркская литература, литература наших времен, она доросла до неплохого уровня, когда мы уже можем иронически относиться не только к чужим стихам, но и к своим собственным.

Как ведется пропаганда хакасской литературы? Сейчас принято решение проводить ежемесячно творческие вечера членов Союза писателей России. У нас есть Хакасское бюро пропаганды художественной литературы. А издаваемая литература у нас небольшая на самом деле. Недавно издали Майнагашеву «Ай Кужын», это эпос, потом «Алтын Арыг», пытаемся издавать тексты без научных комментариев, но очень мало.

Социальные стороны у нас одинаковые. Социально мы все бедные, мы не богаче, чем вы.

 

Людмила Костякова, прозаик

Я очень рада за вас, дорогие наши шорские братья. Это прекрасно! Я сразу оговорюсь, что мы летели на крыльях сюда на семинар. Нам Союз писателей Хакасии поручил передать приветствие от имени наших писателей.

Что касается пропаганды нашей литературы. Вот я послушала вашу боль. Мы до последнего времени пребывали в таком же состоянии, мы не всегда даже до некоторых определенных времен могли сказать: да, мы — хакасы.

История так распорядилась, что все мы, и хакасы, и шорцы, и телеуты, по своей природе двуязычные и поэтому, когда человек на одинаковом уровне говорит на двух языках, причем настолько владеет своим языком, что нужно в некоторых местах даже афишировать свое положение, свое состояние: да, я — хакаска или шорка, да, я знаю эти два языка и прекрасно себя чувствую. Учитывая сегодня экономическую нестабильность, по поводу пропаганды хакасской литературы хочу все же добавить, понимаете, сегодня мы оказались на положении хозрасчета, то есть изыскиваем средства, чтобы издавать литературу. Мы привезли вам и покажем почти всю литературу в двух-трех экземплярах, которая издана у нас за последние годы. Что интересно, именно за последние годы у нас появилось много книг. Находятся спонсоры, люди, которые болеют за нашу литературу. Так наше издательство «Роса» издало несколько работ Николая Федоровича Катанова, нашего великого тюрколога. Теперь у нас два издательства «Роса» и «Айра». Мы привезли вам книги обоих издательств, чтобы познакомить вас с нашей литера турой.

Хочется просто общения, беседы, чисто по-человечески обсудить проблемы. Дорогие шорцы, сегодня первый семинар писателей шорского народа. Понимаете это уже история. Я бы порекомендовала, чтобы все работы, которые прозвучат на этом семинаре и хакасов, и телеутов взять на публикацию, потому что это должно все остаться в истории. Мы также оставим некоторые работы свои опубликовать. Пусть это будет альманахом или журналом, но издать их, потому что они останутся в дальнейшем детям.

 

Людмила Тимофеевна Рюмина,  автор телеутско- русского словаря, член совета Ассоциации телеутского народа «Эне Баят»

Да, интересно, у нас у всех судьба одна. Так же, как и вы, мы немногочисленный тюрко-язычный народ живем в Белове, Беловском районе — село большой Улус, Шанда, Верховская. Но, если вы сейчас поедете и спросите «а где Верховская?», то вы ее не найдете. Вот это развитие индустриализации, всякие реформы привели к тому, что у нас уже от этой деревни осталась только улица Заречная, а скоро останется один дом, наверное. Много у нас было народа, а теперь все поразъехались в разные стороны, в Горном Алтае у нас есть телеуты, но тоже немного. Вот Сорокинский и Кытмановский район, там телеуты жили, уже их нет. Только в городе Заринске телеуты. А сколько там живет неизвестно.

И вашим, и нашим языком ученые давно заинтересовались, Дыренкова работала у нас, да и у вас, нас общие ученые изучали и у нас общая судьба. Немалую роль сыграл в нашей жизни Андрей Викторович Анохин. Когда он приехал к нам в Кемеровскую область в начале 20 века, познакомился с Токмашовым Георгием Маркеловичем, который окончил церковно-приходскую школу у нас при Свято-Пантелеймоновской церкви деревни Челухоево. Анохин увидел, что парень талантливый, рвется к знаниям, и посодействовал его поступлению в духовную семинарию города Томска, которую Токмашов окончил успешно. У нас тут до 1928 года вели обучение на телеутском языке, причем нашими первыми учителями были шорцы Недорезов и Кирсанов. Затем литературу вводили из Улалы, как говорили. Вы знаете Алтайская духовная миссия для телеутов и алтайцев составила алфавит определенный, потому что телеуты приняли самыми первыми христианство и поэтому наш язык стал считаться литературным. Но самое главное, она преследовала свою цель — перевести церковные книги, а наряду с церковными книгами осталась кое-какая светская литература. Вот как у Вербицкого, Радлова и потом издавали произведения наших телеутов на телеутском языке: Чевалкова «Житие Чевалкова», там у него басни и стихи есть, стихи алтайских поэтов Чагат-Строева и Мундус-Эдокова тоже печатались на алфавите телеутского языка. Нас было мало в Горном Алтае, остальным алтайцам был непонятен наш язык и поэтому, когда образовалась Горно-Алтайская автономная область в 1922 году решили литературный язык создать на основе тех близких и экономически развитых центральных районов, таких как Онгудайский, Усть-Канский, Шебалинский, Горно-Алтайский, Майминский. Самым первым учеником в духовной семинарии был телеут Михаил Васильевич Чевиков, а по-алтайски его уже переделали Чевалков. Я думаю это уже на основании того, что некоторые из нас неправильно произносили слова, а потом неправильно записывали. Вот, например, на Алтае Качеевы, а у нас здесь Кочубеевы, а считай, что это одно и то же. Потому что тюркские народы раньше вели кочевой образ жизни. Вот как поехал этот Тыдыков, Чорос-Гуркина дед, и обосновался в долине Улалы, понравилось ему то место, так там на основании этого и город вырос. По нашему его звали Текерке, по-русски Кури. Так вот Гуркин взял псевдоним своего деда Тыдыкова. Он Гуркин, а Чорос это его «сӧӧк». Большую роль сыграл Михаил Васильевич Чевалков для развития нашей телеутской литературы и культуры вообще. У нас первый букварь издал Капитон Андреевич Бедреев, вы его, наверное, тоже знаете.

Через 100 лет мы эту церковь восстановили, руководила этим и все организовывала, материалы доставала наша энергичная Александра Михайловна Сатина. Все наши ребята помогали в восстановлении: чистили, убирили, кто известку принесет, кто краску, кто гвозди, кто железо на ограду, в общем восстановили. Служба идет, но пока что прихожан мало у нас, потому что пенсию тогда не давали, а что пойдешь с голыми руками. Школу при церкви окончил Токмашов Георгий Маркелович. В этой школе училась Кучегашева Надежда Александровна. Она кандидат филологических наук, специалист по тюркским языкам. Отец мой тоже там учился и вот все, кто там учился под руководством Анохина, все стали фольклористами, музыкантами. Челухоев Константин Степанович был первым руководителем      телеутского ансамбля. А Токмашов перевел наше сказание. Сейчас фольклор собирают Челухоев Владимир Ильич, Колчегошева Мария Федоровна, учительница, она открыла в школе музей о жизни и быте телеутов.

Примерно с 1938 года у нас обучение пошло на русском языке. Близость к городу и русскому населению, обучение на русском языке привело к тому, что наши дети, как и ваши, свой язык не знают. И вот, чтобы возродить национальную культуру и родной язык, 16 июня 1990 года была создана Ассоциация телеутского народа «Эне Баят». На первом учредительном съезде по просьбе народа мне поручили составление первого словаря, а Кучегашевой Надежде Александровне составление букваря. С горем пополам кое-как вышел этот словарь. Торопили меня, в 1990 поручили составить словарь, а в 1991 во втором полугодии или во первом полугодии 1992 года он должен был выйти, так как надо было учить детей. В 1991 году 21 марта, когда проходил учредительный съезд малочисленных народов Южной Сибири в Новокузнецке, я отдала рукопись и только в 1995 году он вышел. Опечаток в словаре много, так как гранки из типографии нам не дали на вычитку, а русскому все равно, как его читать. А в букваре было тоже много опечатков, Надежда Николаевна [Курпешко] больше шорских слов туда внесла: «чач» у нас, а она «чад» пишет, потом «сал» — плот в тюркском языке, а у нее нарисован корабль с парусом и написано «сал». Она [Курпешко] говорит — «не все равно что-ли». Я говорю ей — «меня телеуты загрызут».

Какие книжки у нас после 90-х годов вышли? Это «Телеутская землица и ее коренные жители» по решению управления культуры Кемеровского облисполкома, областного методического центра народного творчества и культпросветработы и исполкома Бековского сельсовета, в 1993 году вышел сборник «Песни села Челухоева», составленный и изданный отделом культуры Беловского райисполкома и Бековским сельсоветом народных депутатов. В 1994 году вышел сборник нашего горно-алтайского телеута Афанасия Афанасьевича Тыдыкова, в 1995 году вышел телеутский сборник Максимова Павла Ивановича (Заринск Кытмановского района), он собирал фольклор, его издали после смерти. Ученые в своих альманахах печатают тоже много литературы о телеутах. Я являюсь сейчас фольклористом, собираю материал телеутский о знатных людях, печатаю в районной газете, чтобы наши телеуты знали о себе, читали, знакомились. Пишу на русском языке, когда напишу на телеутском языке себе. Теперь у нас самый молодой поэт-самородок Владимир Михайлович Камзычаков. Но он песенный поэт, только поет.

Семинар дал заряд энергии

Людмила Костякова (Хакасия)

Мы были рады приглашению на семинар. Я готовилась к встрече с шорскими писателями, мне хотелось познакомить вас со своим творчеством. Поэтому на семинаре я прочитала сказку на хакасском языке и рассказ «Слияние звезд», который специально для семинара перевела на русский язык. Это моя первая работа на русском языке. Мне хотелось увидеть реакцию на этот рассказ, посвященный теме семьи. Эта тема сегодня актуальна. Я рада, что мои работы были приняты хорошо.

Уровень вашего семинара хороший. Я думаю, что у Виктора Байлагашева большое будущее, его надо озадачить более серьезными вещами.

 

Сергей Майнагашев (Хакасия)

До этого семинара я не знал шорской литературы, кроме Геннадия Косточакова и Николая Бельчегешева. Я хотел пообщаться с вашими пишущими людьми , очень удовлетворен семинаром. Оказалось все лучше, чем я ожидал. Я думал, что у вас пишут человек пять-семь, а у вас оказалось около двадцати. Хорошее мнение у меня сложилось о Викторе Байлагашеве, у него хорошее будущее, из поэтов — о Любови Арбачаковой. Хотелось бы, чтобы наши отношения развивались. Было бы хорошо, если бы мы сумели сделать общий шорско-хакасский журнал на русском, хакасском и шорском языках.

 

Илья Топоев (Хакасия)

Во-первых, я рад, что познакомился с вашей организацией и, думаю, что наши связи теперь станут теснее. Мы будем приглашать вас на наши мероприятия. Осенью мы планируем провести семинар молодых писателей, на котором будем рекомендовать молодых литераторов в члены Союза писателей России.

Виктор Байлагашев (Таштагол)

Я пока еще не относился к своему творчеству серьезно. Я семинаром доволен. Каждый, наверное, ехал на семинар с надеждой, что его выслушают и выскажут свое мнение. Хотелось встретиться с хакасами, узнать, как обстоят дела в литературе у них.

То, что меня здесь хорошо приняли, это с одной стороны приятно, хотя я еще это как-то не осознал, но с другой стороны это ответственность, это значит я должен серьезно работать, глубже чувствовать наши проблемы, жизнь наших шорцев.

Очень мне понравились хакасские песни, они как-то душу наполнили.

 

Сергей Тенешев (Таштагол)

Я думаю, что семинар удался. Язык телеутов, шорцев, хакасов — общий. Я предлагал издавать общий журнал.

Многое дал семинар, дал заряд энергии. Я рад, что тема семинара была:»Современное состояние литератур коренных народов Южной Сибири». Хотя на семинаре прозвучало выступление только о состоянии шорской литературы, а вот с хакасской и телеутской литературой мы познакомились только с отдельными представителями. Я слежу за хакасской литературой. Я читал героическое сказание «Алтын Арыг» в исполнении Кадышева и Курбежекова. Лексика одна и та же, читаю я в подлиннике.

Надо нам тесно завязывать связи с хакасами, так как без этой связи нам, шорцам не выжить. Выпускать бы общую газету, чтобы наши языки взаимообогащались. И еще есть желание, чтобы алтайские, хакасские, телеутские произведения переводились на шорский язык. Если брать всю тюркскую литературу, то это глубинно, и мы не оторваны от всех.

 

Геннадий Косточаков (Новокузнецк)

Результаты этого семинара должны принести реальные результаты. Этим реальным результатом является хрестоматия под названием «Чедыген». Я должен сказать, что у нас пишущих на шорском и русском языках более тридцати человек. Этому удивлялись очень наши друзья телеуты и хакасы. Как так? Только что возродилась шорская литература и уже тридцать писателей. Я должен вспомнить Андрея Ильича Чудоякова, который сказал: пусть даже ликвидировали письменность шорского народа, но всегда в шорском народе была страсть к самовыражению, страсть к словесному творчеству. Я хочу сказать, что придерживаюсь этих слов. Это действительно какой-то всплеск, что было удивительно для хакасов. Но как литературовед я должен сказать, что большинство поэтов не являются истинными поэтами. Мне среди поэтов нравятся Любовь Арбачакова, Николай Бельчегешев и Татьяна Тудегешева, среди новых — Татьяна Ачелова, которая использует много глубоких поэтических образов.

 

Любовь Чульжанова (Междуреченск)

Шорская организация Союза писателей России провела свой первый семинар. Я очень рада, что на семинар приехали наши братья телеуты и хакасы. Одна из главных целей семинара — знакомство и общение представителей братских литератур, была достигнута. Наши хакасские братья привезли и познакомили нас со своей литературой, изданной в последние годы.

На семинаре предполагалось еще обсудить наши проблемы и пути развития наших братских литератур, но не успели. Тема семинара была обширной и одного дня для такого семинара недостаточно. Хотелось бы, чтобы этот семинар был не последним на шорской земле, чтобы он стал традиционным. Ведь для пишущих творческих людей общение в такой братской и дружеской обстановке дает энергию для дальнейшего творчества.

Подготовила к публикации Любовь Чульжанова,
1998 год 

Поделиться