Вадим Николаевич Бекренев28 января 1998 года в Новокузнецком Доме творческих союзов состоялось торжественное открытие выставки шорского художника Вадима Бекренева. На выставке представлено 42 картины. Выставка Вадима Бекренева в Новокузнецке войдет в историю культурной жизни шорцев, поскольку подобных выставок, по уровню и масштабу, ни у одного шорского художника не было. После открытия выставки Вадим Бекренев дал интервью для читателей бюллетеня «Туган Чер».

— Вадим Николаевич, всем известно, что культура в России находится в заброшенном состоянии, но несмотря на все трудности, люди не перестают заниматься творчеством. Ваша выставка тому подтверждение. Расскажите немного о себе и кто Вам помог в организации выставки?

— Я закончил Кемеровское художественное училище и Московское высшее училище имени Строганова. Это моя третья выставка. До этого были выставки в Таштаголе и Междуреченске.

В 1994 году на открытии своей выставки в Междуреченске я сказал, что планирую организовать свою следующую выставку через год-два в Новокузнецке. Но свои планы я смог осуществить только в 1998 году. Вплотную подготовкой к выставке я занимался год. Я обращался за помощью и в Ассоциацию шорского народа к Акулякову, и в областной департамент культуры к Бедину и Кузьминскому, и в Администрацию Междуреченска к Щербакову и Жванко, и в Администрацию Мысков к Бекреневу, но мне никто не помог. Выставку я сделал на свои деньги, мне пришлось влезть в долги. Выставка обошлась мне где-то в 10 миллионов рублей, сюда входят расходы на краску, холст, подрамники, рамки, багет, междугородние переговоры, поездки в Новокузнецк по организации выставки, аренду зала, не считая потраченного времени. Помогли мне Токмагашева Ирина и Косточаков Геннадий.

— На выставке представлены работы, начиная с 1993 по 1997 годы? Как Вы их оцениваете?

Я оцениваю себя на процентов 30, то есть именно на столько я смог себя реализовать. Причины этого и материально-технические, и творческие. Во-первых, у меня нет мастерской, где можно было бы работать. Дома я работать не могу, так как от краски идет запах. Краски, холст, рамки, подрамники, багет я покупаю на свои деньги. Это все стоит дорого, а у меня семья, которую я должен содержать.

Есть трудность и в том, что у шорцев нет своей школы живописи, нет прошлого, и мне пришлось, как пионеру, осмысливать и создавать все самому. Многое я почерпнул из работ ученых-этнографов Дыренковой, Потапова, Вербицкого. Я с большой осторожностью подхожу к шорской теме, мне приходится много думать и о настоящем, и о перспективах развития шорского изобразительного искусства.

— Вы работаете в разных жанрах и используете разную технику? Какие работы Вы бы сами отметили? В каком жанре любите работать?

Я использую разноплановую технику — карандаш, масло, акварель, пастель, уголь, сипи, и работаю в разных жанрах — пейзажи, иллюстрации, портреты, шорская тема. Мне нравится писать пейзажи, особенно осенью и весной в переломные моменты в природе. Пейзажи «В верховьях Мрас-Су», «Мрас-Су» я писал в Тозе (Мыски). Из картин на шорскую тему мне нравятся «Забытые мелодии», «Пайрам», «Национальная борьба куреш», в них я воплотил все, что задумал.

— На какие размышления наводит выставка?

При подготовке к выставке я встретил непонимание со стороны властей, люди, которые должны были мне помочь, не помогли. Я пришел к выводу, что эта система не работает и здесь надо что-то менять.

Выставка — это подведение итогов моей работы за последние четыре года. Мне нравится писать картины, особенно пейзажи родной природы. Неизвестно смогу ли я в будущем заниматься живописью, но я надеюсь, что выставка послужит толчком для работы других шорских художников.

Вопросы задавала Любовь Чульжанова,
1998 год

Поделиться