Георгий Георгиевич Челбогашев10 марта 2004 года выдающемуся общественному деятелю Георгию Георгиевичу Челбогашеву исполнилось бы 45 лет. Он был яркой личностью. Без него шорское движение осиротело. Самые теплые воспоминания связаны с Г. Г. Челбогашевым. Память о нем навсегда останется в наших сердцах.

30 января 2004 года вечером, направляясь на служебной машине в город Кемерово, около поселка Чугунаш погиб в автокатастрофе Георгий Георгиевич Челбогашев, выдающийся шорский общественный деятель, первый Председатель Ассоциации шорского народа (1990—1992 гг.).

Г. Г. Челбогашев родился 10 марта 1959 года в деревне Базас Таштагольского района. Отец умер незадолго до рождения сына и воспитывала его только мать. Вскоре семья переехала в деревню Малый Лабыш, что в трех километрах от поселка Ключевой. Когда пришла пора идти в школу, мать отдала сына учиться в школу-интернат №3 г. Таштагола.

За год-два обучения в школе плохо знавший русский язык Георгий преодолел языковой барьер, а к четвертому классу он стал ведущим в учебе. В школе-интернате он закончил 7 классов. Оставшиеся 8-10-ый классы завершил в поселке Ключевом.

Уже в школьные годы проявились качества лидера: он был членом комитета комсомола школы, готовил и проводил общешкольные культурные и спортивные мероприятия. Не поступив сразу после школы в Свердловский институт народного хозяйства на специальность «Планирование промышленности», он пошел учиться в Бийское ГПТУ № 4, где получил специальность электрослесаря КИПиА (контрольно-измерительные приборы и автоматика). Один год отработал на химкомбинате в Бийске.

С 1978 по 1980 годы служил в армии в Костромской и Брянской областях. После армии Георгий Георгиевич приехал в Кемерово. Работал на химкомбинате «Азот» электрослесарем КИПиА и одновременно учился на заочном отделении экономического факультета Кемеровского университета по специальности «Экономика труда».

После окончания университета в 1986 году вернулся в Шорию, работал в учреждении ВД-30/15, сначала инженером по нормированию труда, потом начальником отдела труда и зарплаты. На последней должности он особенно проявил себя и стал известен на весь Советский Союз, внедрив у себя особый хозрасчет, при котором учитывались не только конечный результат работы людей, но и рациональное использование лесосырьевой базы, высокое качество разработки лесосек с сохранением подроста. На базе ВД 30/15 было проведено Всесоюзное совещание по обмену опытом.

В 1988 году началось шорское общественное движение. Активная часть шорской интеллигенции написала коллективное письмо в Центральный комитет Коммунистической партии Советского Союза (ЦК КПСС), в котором изложила проблемы шорского народа в Таштагольском районе. По этому письму начала работать совместная комиссия Кемеровского обкома КПСС и Облисполкома. Комиссия встретилась с активом шорского народа: Ю. К. Токмашевым, В. И. Ачеловым, Н. А. Шихалевой и другими. На эту встречу был приглашен и Георгий Георгиевич, который выступил с конструктивными предложениями. После этого он вошел в шорское движение, а вскоре стал его лидером.

В сентябре 1988 года в Таштагольский район приехал председатель Кемеровского облисполкома А. Ф. Лютенко для встречи с шорским активом. В итоге была создана комиссия по рассмотрению и решению проблем шорского народа. В ее состав вошли: В. И. Ачелов, Ю. К. Токмашев, В. П. Каныштарова, Н. А. Шихалева и Г. Г. Челбогашев. Было несколько выездных заседаний, по итогам которых были приняты соответствующие постановления областного уровня.

Сложная общественная обстановка (шахтерские забастовки) заставила власти области и Таштагола пойти на введение в штатное расписание Таштагольского горисполкома первой и тогда еще единственной в области должности заместителя председателя горисполкома по национальным вопросам. На эту должность был утвержден Георгий Георгиевич Челбогашев.

На этой должности Георгий Георгиевич успешно проработал с 1989 по 2003 год. Терпение и выдержка, настойчивость в решении поставленных задач, профессионализм отличали его в этой работе. В 1996 году Г. Г. Челбогашев успешно закончил Сибирскую Академию государственной службы (г. Новосибирск) по специальности «Государственное и муниципальное управление». С мая 2003 года перешел на должность заместителя главы города Таштагола по экономике и работал до своей безвременной гибели.

17-18 марта 1990 года на первом съезде шорского народа Георгий Георгиевич был избран первым председателем Ассоциации шорского народа — организации общественного самоуправления шорцев.

28-30 марта 1990 года в Москве проходил первый съезд малочисленных народов Севера, в работе которого приняли участие представители телеутов и шорцев, в том числе и Г. Г. Челбогашев. Делегаты съезда горячо поддержали требование шорцев о восстановлении своей государственности в форме Горно-Шорского автономного округа. Единогласно приняли решение: выйти в Правительство СССР с ходатайством о включении шорцев и телеутов в перечень малочисленных народов Севера.

Как председатель Ассоциации шорского народа, а затем как постоянный член совета АШН, как заместитель главы администрации города Таштагола по национальным вопросам, Георгий Георгиевич многое сделал для решения проблем шорцев. Неизменный председатель всех шорских съездов, он всегда вносил доброжелательность и конструктивность в атмосферу шорских съездов, порой принимающих непредсказуемый, опасный для шорского движения характер. У него было горячее сердце и трезвый ум.

Строительство ЛЭП «Шерегеш-Усть-Кабырза», конкретные предложения в законопроекты, касающиеся прав коренных малочисленных народов, и в программы социально-экономического развития шорцев, создание и становление Шорского национального парка, конкретная работа по шорским поселкам с их многочисленными проблемами — таков результат и масштаб деятельности Георгия Георгиевича. Кроме того он курировал вопросы лесного хозяйства, землепользования, экологии, золотодобычи, геологии и авиации.

Смерть Г. Г. Челбогашева — невосполнимая утрата для шорского общественного движения. С его смертью мы потеряли умного, профессионального лидера, миротворца, который умел объединить людей на решение сложных проблем, который достойно представлял шорцев на всех уровнях власти, на всех региональных, всероссийских и международных форумах. Светлая память о Г. Г. Челбогашеве сохранится на долгие годы.

Он навечно — в наших сердцах.

Воспоминания о Г. Г. Челбогашеве

30 января 2004 г. трагически погиб Георгий Георгиевич Челбогашев, один из самых выдающихся шорцев, каких я только знал лично.

Вместе с его смертью окончательно ушёл в историю Первый период Шорского Возрождения. Этот период останется в истории как период наиболее романтичный, полный выстраданной веры, искрового энтузиазма, а также — поразительно плодотворных действий на благо национальности и народной культуры.

А начинался он в далёких уже восьмидесятых.

Георгий Георгиевич в этом периоде был наиболее заметной фигурой, он по праву носил несколько титулов «Первый»: он был Первым Председателем Ассоциации шорского
народа (Ассоциация была впервые (!) образована, кстати, на Первом (!) съезде шорского народа в 1990 г.); ныне в некоторых (не во всех, к сожалению) городах на территории Горной Шории шорское движение добилось появления должности заместителя Главы города по национальным вопросам. Георгий Георгиевич первым (!) занял
такую должность в г. Таштаголе и плодотворно проработал на ней с 1989 г. чуть более тринадцати лет.

Георгий Георгиевич по своему интеллектуальному складу личности и нравственной позиции занимал в шорском движении особое место и имел особое значение (как теперь будет, не знаю): он был тем, кого называют миротворцем по призванию, он являлся той силой и авторитетом, с которым одинаково считались два главных «полюса» шорского движения: северная — мысковская и южная — таштагольская его части.

Не случайно именно Георгий Георгиевич всегда (!) вёл съезды шорского народа. И потому съезды, как правило, были довольно спокойны и плодотворны.

Но его миротворческая деятельность не сглаживала, а тем более — не устраняла противоречия, а выводила эти противоречия на путь конструктивного их решения. Георгий Георгиевич был конструктивно мыслящим человеком, он умел отделять зёрна от плевел, т. е. умел отделять отдельные субъективные мнения, оценки, эмоции от действительно реальных проблем, решая последние, как это возможно в данной конкретной общественно-исторической ситуации. Высокий ум, интуиция и опыт работы в государственных органах подсказывали ему эти решения. И это было благом для всего шорского движения.

Георгий Георгиевич был сугубым реалистом-практиком с максималистской душой романтика. Как всё это уживалось в нём — непонятно. Но — уживалось, и это тоже было благом для всех. Потому с его смертью всё наше движение понесло действительно невосполнимую утрату.

И вместе с тем Георгий Георгиевич, как и всё шорское движение, в последнее время был опечален тем, что такими невероятнейшими усилиями воплощена, к сожалению, лишь очень малая толика из ранее намеченного. Да и всё воплощённое в один какой-то миг может развеяться, как дым. Например, право внеконкурсного поступления в областные вузы.

Шорцы, с одной стороны, введены в зону внимания властей, кое-что уже сделано совместными усилиями, но, с другой стороны, уровень жизни простого народа, особенно в
глубинке, не очень изменился в лучшую сторону.

Да и менталитет народа неискореним: шорцам нужно всё и сразу, или — никогда (сразу «ударяются» в пьянку или отходят в сторону, и т. п.). Мы способны на решительные действия, но — лишь — одномоментные, так как мы не любим долгих и целенаправленных действий, действий, связанных с возможными (и даже — неизбежными) поражениями, полупобедами и компромиссом. Мы не особенно умеем быстро оправиться от неудачи, и искать, выискивать другие пути решения конкретной проблемы.

Но это умел и мог делать Георгий Георгиевич. Он преодолел в себе взгляд «из собственной скорлупы», присущий людям ведомым и растерянным. Таких, как он, в народе очень немного. В основном только пеняют и критикуют (часто справедливо). Но жаль, что участие многих людей в движении только этим (обвинением и критикой) и ограничивается. Георгий Георгиевич был не таким, его натура была деятельной и оптимистической.

Я лично познакомился с ним в конце 1990 г. Он уже был Председателем. Встретились в таштагольском интернате, где я был на каком-то культурно-педагогическом мероприятии. Выяснилось, что мы оба закончили один вуз — КемГУ, только разные факультеты и немного в разные годы. Кстати, Кемеровский университет сделал немало для шорского движения, речь идёт не только о подготовленных кадрах, но и о исследованиях тамошних учёных. Выяснили наши позиции относительно будущего у нашего народа. Позиции оказались близкими. Сдружились, и с тех пор дружба наша не угасала в течение многих лет. Всякий раз, бывая проездом в Новокузнецке, Георгий Георгиевич обязательно заезжал ко мне и на нашу кафедру. И, конечно, встречались на съездах и заседаниях Ассоциации.

Мне было приятно и полезно с ним общаться. Часто мы разговаривали на родном языке, который он знал достаточно хорошо. Кстати, на родном языке я общался из известных наших людей ещё лишь с Андреем Ильичём Чудояковым и с Василием Ивановичем Ачёловым. С последним продолжаю общаться. Больше ни с кем. Родной язык уже почти вытеснен русским языком. Даже на заседаниях Ассоциации и съездах народа (!). Георгий Георгиевич этому весьма и похвально сопротивлялся. А теперь кто будет?!

Последний раз я с ним встречался 27 ноября 2003 г., когда он был у нас на кафедре проездом (я потому помню дату, что это был день рождения моего сына). Он узнал про это и тут же предложил «отметить»). Он очень удивлялся, но не столько тому, что я бросил пить (это он помнил), а сколько тому, что держусь и продолжаю оставаться трезвенником (вот уже 2 года). Он поддержал моё начинание, сам обещался не потреблять. Наше пьянство, — говорил он тогда, — это не столько наша слабость, сколько наше очень доступное убежище от стрессов, вызванных нашим собственным неумением решать свои проблемы, с отсутствием также у нас и терпения при неудачах и ошибках. Учиться решать проблемы и терпеть при этом, — вот верное средство от «араа».

Решать проблемы и терпеть — это был его девиз по жизни!

10 марта 2004 г. Георгию Георгиевичу исполнилось бы 45 лет. Но уже не исполнится. Мало ему было, увы, отпущено. Но немало он успел сделать. И заслужил того, чтобы о нём уважительно и с благодарностью помнили. О нём, о Первом Паштыке шорского народа. Все остальные потом Председатели, Президенты, а он один был и всегда будет в нашей памяти — Паштык: Тадар калыктъң Паштығы.

Г. В. Косточаков, доцент кафедры шорского языка КузГПА, член Союза писателей России, г. Новокузнецк

 

После окончания учебы в университете Георгий Георгиевич обратился ко мне с просьбой — можно ли устроиться в Управление ВД-30 по его специальности. Я в то время работал начальником отделения труда и зарплаты Управления ВД-30 и устроил Георгия Георгиевича начальником части труда и зарплаты Большереченского отделения, в подчинение которого было 5 колоний. За 3-4 года его работы Георгий Георгиевич проявил себя только с хорошей стороны — он внедрял передовые формы и методы труда, добился роста экономики по отделению. Ему было присвоено звание лейтенанта. Он мне всегда говорил: «Ты — мой учитель». По работе я ему всегда помогал. Надо было знать единые нормы выработки и законы, надо было правильно оценивать труд людей, а это сложно.

Когда ввели должность заместителя главы по национальным вопросам в Таштаголе, Георгий Георгиевич спросил у меня: «Егор Александрович, как быть?» Я сказал ему: «Соглашайся».

Затем — в общественной жизни мы с ним всегда ладили.

Е. А. Бекренев, член совета АШН, глава администрации Чувашинского территориального управления, г. Мыски

 

Ушел из жизни выдающийся деятель, лидер общественного национального движения, заместитель главы города Таштагола Георгий Георгиевич Челбогашев.

Георгий обладал удивительными качествами — всегда мог прийти на помощь, какая бы она не была — материальная, информационная, душевная. Он всегда умел слушать и слышать людей. Неслучайно он был выбран первым Председателем АШН, именно ему пришлось мобилизовать все свои силы по сплочению, единению городов и районов Шории.

1-ый съезд шорского народа неслучайно проходил в Новокузнецке, Здесь у нас была кафедра шорского языка, активная шорская интеллигенция во главе с А. И. Чудояковым. Георгий был другом и помощником кафедры шорского языка и факультета русского языка и литературы, всегда бывал в гостях, последний раз был 28.11.2003.

Энергичный, молодой, талантливый, неустанно работающий в группе по разработке документов, законов, Георгий был несменным Председателем президиума всех съездов шорского народа. На всех съездах, какими бы они не были, он вел их достойно, мог вежливо прервать выступающего. Его личное обаяние, компетентность помогали в этом. Он понимал людей, ему было легко общаться с ними, все, что от него зависело, он делал. Конечно, были у него и противники, и завистники, но в трудную минуту он мог быть первым помощником. Даже, когда его мнение расходилось с мнением делегации Таштагольского района, особенно во время выборов президента АШН, он все равно был на стороне своей делегации, консолидировал силы. Это говорит о преданности в его характере.

Мое личное знакомство началось давно, наверное, с 1986 года, когда впервые в Таштагол приехала делегация из Германии. Немцы интересовались шорской культурой. Вплотную работали с Георгием во время подготовки к Учредительной конференции (21.01.90), затем к 1-му съезду шорского народа (22-23.03.90), где я работала по регистрации делегатов, продаже книг и национальных блюд. Позже был 1-ый съезд коренных народов Южной Сибири. Георгий был в оргкомитете, работали очень дружно, работа кипела, был задор, общий интерес, идеи, планы, было подготовлено много документов и обращений Президенту, в Правительство России.

Как сейчас на съездах нам не будет хватать Георгия, никто так не будет нас торопить — быстрей. Георгий умел зажигать людей. Он достойно представлял народ на международных, российских (был делегатом всех съездов АКМНС в Москве), региональных уровнях. Благодаря его личным заслугам налажена связь с братскими народами Саяно-Алтайского региона, Монголией.

Огромная утрата нашего единомышленника, друга, товарища, мужественного человека. Даже в тяжелейшем состоянии травмы, он смог держаться 2 часа, какая сила воли у человека. Недаром на всех Праздниках-Пайрамах он был раньше воином-богатырем Ольгудеком.

Л. А. Тенешева, председатель НГОО «Шория», г. Новокузнецк

 

С Георгием Георгиевичем Челбогашевым мы впервые встретились на 1-ом съезде шорского народа, который проходил в Новокузнецке в бывшем Доме Политпросвещения обкома КПСС. Там он был избран Председателем Ассоциации шорского народа. Впервые после 1925 года шорский народ собрался на свой большой национальный форум, где были определены основные направления деятельности АШН по возрождению национальной культуры, языка, обычаев и государственности. С докладом там выступил Михаил Анатольевич Тодышев.

На этом съезде выступили многие представители регионов Горной Шории, среди них были А. И. Чудояков и Г. Г. Челбогашев. Тогда мы еще хорошо не знали друг друга, кроме тех, с кем приходилось и раньше встречаться. Георгий Георгиевич в то время работал заместителем главы города Таштагола. Видно было, что он деловой, энергичный, исполнительный человек. Более хорошо мы с ним познакомились на очередных наших съездах, национальных Пайрамах и Спартакиадах, которые проходили в Таштаголе, Новокузнецке, Мысках, Междуреченске, Осинниках. И везде он был активным, целеустремленным человеком.

Хорошо помню, как он организовывал после основных мероприятий вечера отдыха, чаепитие. В Мысках в пос. Притомском, где проходила очередная Спартакиада, он выступал за свою команду шахматистов. Не знаю, пошутил он или серьезно сказал, когда мы с ним сели играть: «Ты меня сегодня не будешь наказывать, ведь сегодня у меня день рождения». Игра есть игра, она бескомпромиссна, тем более, когда играет команда.

В 1995 году делегации из Таштагола, Мысков, Междуреченска по приглашению были в Горном Алтае на республиканском национальном празднике «Эл Ойын-95». И в Горном Алтае Георгий Георгиевич был одним из активных во всех отношениях товарищем.

О его трагической гибели я узнал из передачи областного радио и очень сожалел, что так рано, в цветущем возрасте, ушел из нашей жизни талантливый, деловой, энергичный, обходительный человек.

Мне горько сознавать, что его не будет среди нас — среди его друзей, товарищей, соратников по национальному движению.

Выражаю искреннее соболезнование семье Георгия Георгиевича, родственникам и коллегам по работе. Светлую память о нем мы сохраним на долгие годы.

Андрей Толтаев, ветеран шорского движения, г. Междуреченск

Поделиться