Федор Степанович ЧиспияковЧиспиякова Фавзия Гизатулловна, невестка Ф.С. Чиспиякова, заведующая кафедрой шорского языка НГПИ

Федор Степанович Чиспияков был интересным собеседником, так как много читал и разбирался во многих областях истории, этногра­фии, литературы и языка. Особенно досконально он знал шорский язык. К нему приезжали такие известные ученые-тюркологи, как Дыренкова Н.П., Потапов Л.П., Бабушкин Г.Ф... После оконча­ния Института народов Севе­ра Федор Степанович посту­пил в аспирантуру, но закон­чить ее ему не пришлось, поскольку его отозвали работать в школу. Он напи­сал вместе с Тельгерековым Я.К. букварь, написал учебники по шорскому языку, за­нимался переводами А.С. Пушкина и А.М. Горького, был членом Союза писателей СССР. Когда он вышел на пенсию и жил в Мысках, к нему на выходные дни приезжал Абдрахманов М.А., заведую­щий кафедрой иностранных языков НГПИ, который был одним из инициаторов изу­чения шорского языка студентами и преподавателя­ми Новокузнецкого пединститута. По характеру Федор Сте­панович был человеком урав­новешенным, серьезным, простым в общении. Он не читал нотации, а просто объяснял человеку, как надо себя вести. Он был депу­татом и к нему часто приходили простые люди, чтобы посоветоваться по какому-нибудь вопросу или узнать как правильно оформить документы. Его часто приглашали на встречи в школы, выступал он и в местных газетах.

Федор Степанович любил бывать на природе, любил с биноклем наблю­дать за поведением птиц, за их пением, знал какая птица как поет, зарисовывал их и записывал какие они издают звуки. Любил он рыбалку, с увлечением ловил налимов.

Длительный период жиз­ни Федор Степанович вел дневник изменения погоды и свой личный дневник. Как писатель он наблюдал за происходящими событиями, анализировал их, анализиро­вал поступки людей.

 

Казагашева Людмила Прокопьевна, племянница Ф.С. Чиспиякова

Федор Степанович Чиспияков был родным братом моей мамы Нины Степановны Чиспияковой. После того как репрессировали ее мужа, эвенка по национальности, с которым она училась в Институте народов Севера, ей запретили работать в школе. Жить нам стало тя­жело и во время войны мы переехали жить в поселок Чулеш Таштагольского района, где Федор Степанович рабо­тал директором школы. Когда Федора Степановича переве­ли работать в Таштагол, мы также переехали жить в Таштагол, затем жили рядом в Мысках. Я часто бывала у дяди в гостях.

Федор Степанович по характеру был очень скром­ный и добрый. Когда я учи­лась в Таштаголе, он пре­подавал историю в моем классе. Помню как-то он наказал незаслуженно меня — поставил на ноги на весь урок, и я на него обиделась, потому что была виновата не я, а моя соседка. Я долго с ним не разговаривала, избегала его и не ходила в гости. А он встретит меня и уговаривает: «Ну, Люся, ну что ты, приходи к нам». Посылал ко мне даже учеников и учителей, чтобы я простила его. Меня он любил. Когда он жил в Ташта­голе его приняли в Союз писателей СССР. К нему час­то приезжали в гости писатели Ворошилов, Сафрон Тотыш. Когда жил после выхода на пенсию в Мысках, к нему приезжал шорский ученый Бабушкин из Абакана.

Жил Федор Степанович в достатке, получал гонорары за свои книги. У него была большая библиотека и очень много фотографий. Но, к сожалению, ничего не оста­лось, так как сыновья (Альберт и Арнольд) после его смерти в Хакасии (поселок Хабзас) все распродали.

С моей матерью Федор Степанович говорил по-шорски, хотя жена его за это ругала, так как считала, что они могут от нее что-нибудь скрывать, разговаривая на шорском языке, который она не знала.

Старший сын Федора Степановича от первой жены, которая умерла во время родов, Электрон Федорович Чиспияков, ставший заве­дующим кафедрой иностран­ных языков в Новокузнецком пединституте, всему, чего достиг в жизни, обязан только себе и своему трудолюбию. Этого нельзя сказать, к сожалению, о двух его других сыновьях от второго брака.

Я знаю, что ходят слухи о том, что Федора Степа­новича в Хакасии убили сы­новья, но это неправда. Фе­дор Степанович умер в но­ябре 1972 года после того, как упал с моста. Он переходил по узкому мосту через реку, подскользнулся и упал под мост на камни. Перила моста не выдержали его веса. Федор Степанович получил переломы костей и тяжелую травму позвоночника. После этого он умер.

 

Куспекова Зинаида Афанасьевна, ученица Ф.С. Чиспиякова, ветеран войны и труда

В 1937 году я поступила в Горно-Шорское педучилище. В это время Федор Сте­панович Чиспияков жил с семьей в Кузедеево. Он преподавал нам шорский язык. Как человек он был очень скромный, на нас, уча­щихся, никогда не повышал голоса. Скажет просто, что так делать нехорошо.

Кроме шорского языка он вел у нас литературный кру­жок, в который ходили в основном ребята шорцы. Федор Степанович учил нас писать стихи. Я тоже писала стихи. Часто Федор Степанович вспоминал и рас­сказывал нам о своей поездке в Москву в Союз писателей, о том какие там были встречи с поэтами и писателями со всей страны, как ходили в Большой театр на оперу «Евгений Онегин».

В 1939 году в марте в Новосибирске проходила Об­ластная олимпиада народного творчества. В ней принимал участие хор нашего педучи­лища, а возил нас на олимпиаду Федор Степанович Чиспияков.

Подготовила к публикации Любовь Чульжанова
1996 год

Поделиться