С 26 по 30 сентября 2004 года в Абакане проходил 2-й Международный симпозиум по чатханной музыке и горловому пению. Инициатором и организатором этого симпозиума стала активист общественного движения Антонина Семеновна Тутатчикова, Надо сказать, что эта миловидная женщина проводит большую работу по сохранению и восстановлению родной хакасской культуры, языка и обычаев. И не только хакасской культуры. Это она и Людмила Отургашева помогли шорцам возродить национальный праздник «Чыл Пажы» (Новый Год).

Первый Международный симпозиум состоялся 25-28 июня 1996 года в Абакане. Основной его целью было сохранение и развитие древнего хакасского музыкального инструмента — чахтана и горлового пения. Чатхан — один из древнейших струнно-щипковых музыкальных инструментов хакасского народа, неразрывно связанный с исполнением хая — горлового пения. Хай связан с алыптыг нымах — героическим эпосом. Чатхан и героический эпос — главные составляющие культуры хакасского народа.

По приглашению Союза писателей Хакасии на симпозиум должны были прибыть три человека из нашего города (Междуреченска, ред.), но по разным причинам двое не смогли приехать и делегацию Горной Шории представил один человек, автор этих строк.

Программа симпозиума была весьма насыщенной, все дни работы были расписаны буквально по минутам. Научная часть проходила в Центре культуры и народного творчества имени С. П. Кадышева. Кроме этого были предусмотрены встречи с прессой, с мастерами изготовителями народных инструментов, в том числе чатхана, экскурсии по музею, в Долину мертвых, на Салбыкский курган. Состоялись поездки в село Трошкино Ширинского района на открытие дома-музея С. П. Кадышева, на фестиваль хакасского музыкального творчества «Айтыс» и т. д. На симпозиум были приглашены иностранные гости. Прибыли Кэрол Пегг, профессор Кембриджского университета (Великобритания), Лисбет Ниссен, сотрудник института по исследованиям Азии (Голландия), певица Ева Каралаш из Венгрии. Были представители США и Японии. Из России были гости из Тувы, Новосибирской области. Не смогли прибыть гости из Киргизии, Казахстана, Ирана, Норвегии и Алтая. Надо сказать, что зарубежные гости приехали не только посмотреть, но и принимали активное участие в работе симпозиума. В частности, профессор К. Пегг и Л. Ниссен выступили с научными докладами. Лисбет Ниссен работает в Абакане несколько месяцев, неплохо выучила хакасский язык и общалась с местным населением на их родном языке.

Утром, 26-го сентября, сойдя с поезда в Абакане, сразу вижу трех девушек в национальных костюмах с тремя чашами на подносе. Сразу мелькает мысль, не шорцев ли встречают, нас должно быть трое. Ищу взглядом Юрия Николаевича Забелина. Он должен встречать обязательно , уж такой он человек. И сразу слышу его радостный голос, окликнувший меня. Немного постаревший, но такой же бодрый Юрий Николаевич спешит навстречу. Обнимаемся, как старые друзья, после долгой разлуки. Я не ошибся, девушки встречали шорскую делегацию. Вот так Юрий Николаевич встречал прибывающие делегации, с национальным напитком айран, с объятиями. В друзьях у Юрия Николаевича почти вся Россия, представители науки, культуры, литературы. Он сам встречает, а затем провожает своих многочисленных друзей. Первый день был не так насыщен, поэтому нашлось время и побродить по городу. В этот день была встреча гостей и устроителей международного симпозиума в юрте на территории культурного центра. Затем экскурсия в городской выставочный центр «Жарки» на пятую выставку «Зов предков».

Перед гостями выступили художник, член Союза художников, писателей, доцент кафедры культурологи ХГУ им. Н. Ф. Катанова Александр Иванович Котожеков и археолог Эра Антоновна Севастьянова. Они рассказали про каменные изваяния с высеченными рисунками, откуда и как они появились и что означают высеченные на них рисунки.

И в конце дня опять встреча в юрте. Гости вкратце рассказывали о себе. Обстановка была домашняя, дружеская. Хозяева угощали национальными блюдами, напитками, горячей мясной кашей. Мастера-музыканты рассказали о чатхане, исполнили песни на этом инструменте. Этот было здорово.

27 сентября по программе — научная часть симпозиума. Делегации приглашают на гору Самохвал на обряд освящения симпозиума. Предусматривалась встреча зари, но из-за опоздания автобусов выехали, когда уже рассвело. С горы открывается великолепный вид на г. Абакан. Замерзшие телевизионщики благодарят хозяев за «пунктуальность». Они, оказывается, ждут с 6 часов  утра.

На специальной площадке возле священной коновязи «шарчын» всем предлагается повязать ленточки белого, синего и красного цветов, чаламы. Они повязываются на шарчын с пожеланиями здоровья, добра, счастья, считается, что повязавшие чаламы обязательно еще раз вернутся в эти места. Для меня это уже сбылось: 6 лет назад в Абакане я был принят в Союз писателей России. И вот новая встреча с друзьями. На вершине горы Самохвал, или Яхтах по-хакасски, уже находится группа людей. Они готовят обряд освящения научного симпозиума. В специально отведенном месте готовится костер для обряда кормления огня. Обряд совершает Клара Ефимовна Сунчугашсва, старшая по обряду. Она кормит огонь мясом, хлебом, маслом, поит айраном, произнося благословение. По словам художника, доцента кафедры культурологии ХГУ им. Н. Ф. Катанова Котожекова А. И., мать-огоня — это сорокозубая девушка и тридцатизубая мать, объединяющая всех небожителей. Одета в красную шелковую шапку и синюю шелковую шубу или пальто. Она идет впереди и сзади всех идущих.

Недалеко находится специальный насыпной круг диаметром 20 метров. У него есть вход — дверь, а сам круг — дом. Входят в дом только через дверь. Этому дому, как сказал Александр Иванович, около двух тысяч лет. Здесь каждые три года совершался обряд поклонения духам племенами тубалар еще со скифских (тагарских) времен.

В доме тоже совершается обряд кормления. Перед этим мастер-музыкант Петр Топоев духовым инструментом пырга созывает духов, затем все присутствующие приглашаются в дом. Зажигается священный огонь. Клара Ефимовна опять кормит его. Шаман Виктор Иванович Кишкеев (кстати, настоящий, потомственный), разогрев у огня бубен, начинает ритмичные удары. Огонь разгорается, палочки с нанизанным мясом падают и сгорают. Под ритмичные удары бубна шаман трижды обходит священный огонь (вне дома костер был вторичным, подготовительным). Костер накормлен, духи созваны, гости трижды обходят костер в доме и угощаются мясом. Затем, уже вне круга (дома) все угощаются мясом, колбасой, айраном. Не забывают побрызгать духам. После завтрака торжественное открытие научного симпозиума. После повязывания чалам на священную березу у памятника, символизирующего общечеловеческое начало, возложение цветов к памятнику хайджи — музыканту-сказителю.

В течение дня в малом зале центра культуры выступали с докладами научные светила разных стран, работники культуры, музыканты, студенты. Симпозиум прошел в спокойной рабочей обстановке. И даже названия докладов, с которыми выступали на симпозиуме, говорит о важности данного мероприятия:

— А. С. Тутатчикова, «О 1-м Международном симпозиуме «Чатхан — история и современность»;

— Л. В. Анжиганова, директор филармонии, наставник, директор ГНИИХ ХГУ им. Катанова, «Специфика формирования единого этнокультурного пространства Республики Хакасия»;

— З. К. Кыргыс, кандидат исторических наук, директор Международного научного центра «Хоомей», «Тувинский чадаган и его особенности»;

— К. Пегг, профессор Кембриджского университета (Великобритания), «Длинная цитра как ритуальный инструмент: монгольская ятга и хакасский чатхан»;

— Л. Ниссен, сотрудник института по исследованиям Азии (Голландия), «Звук, музыка и танец в традиционной культуре хакасов» — и т. д... День был насыщен до предела.

После официального завершения научной части симпозиума все были приглашены в большой зал Центра культуры им. С. П. Кадышева на спектакль «Абахай Пахта», «Красавица Пахта». Этим спектаклем Абаканский театр «Читиген» открыл свой 15-й сезон. Это эпическое сказание о несчастной любви молодой женщины. Ради любимого она даже жертвует своими малыми детьми, бросает их в воду. За это от нее отворачиваются любимый, родители, все друзья. Оиа сходит с ума от горя.

Спектакль был на хакасском языке. Никогда я не получал такого удовольствия, слушая такую знакомую и позабытую речь моих предков. Ведь шорская речь почти схожа с хакасской, только вот современная шорская речь обрусела. Давно ушли в небытие старинные выражения, язык потерял свой колорит, сочность. А здесь, сидя в зале, наблюдая великолепную игру актеров и слушая их речь, я как бы окунулся в старину, ушел в прошлое. В детстве я слышал подобное, но как давно это было!

И хоть многие из гостей не понимали языка, но по игре актеров поняли все. Зал приветствовал их стоя, продолжительными овациями.

28 сентября. Третий день на гостеприимной хакасской земле. Вчера наш опекун или куратор Игорь Коков предупредил всех, что день предстоит напряженный. Поедем на экскурсию за город. Поэтому следует одеться потеплее. Приедем поздно. Впереди нас ожидает «ночь хая» — ночь эпических сказаний и горлового пения.

Сразу после завтрака с необходимыми вещами едем в Юрту. Хотя Центр культуры недалеко от гостиницы, но гостей возят туда в автобусе. В юрте проходит мастер-класс. Мастера, делающие национальные инструменты, Петр Яковлевич Топоев и Сергей Тимофеевич Чирков делятся секретами своего мастерства и демонстрируют игру на своих инструментах. По возрасту ребята даже младше меня, но в своем деле достигли больших успехов. Они находятся в постоянном поиске, экспериментируют, чтобы создать инструменты с наилучшими звучаниями. Для этого используют материалы из различных пород дерева. В каждый инструмент вкладывают душу, потому они получаются у них звучными, мелодичными. На инструментах, купленных в Абакане, а значит сделанных руками этих мастеров, играет наш фольклорный ансамбль «Ойун». Знаю, что многие шорские коллективы тоже покупали свои инструменты в Абакане.

Расслабиться гостям не дают. Сразу едем в республиканский краеведческий музей на открытие специальной экспозиции, посвященной истории хакасской национальной культуры, музыки. Красную ленточку разрезает Министр культуры Республики Хакасия С. А. Окольникова и председатель Совета старейшин Хакасии А. И. Кыжынаев, На выставке представлены национальные инструменты, фотографии хайджи. Хотя на симпозиуме говорилось о том, что женщинам запрещалось заниматься горловым пением. Это объяснялось тем, что женские голосовые связки не выдержат нагрузок, возникающих при горловом пении. В обратном я убедился очень скоро, но об этом дальше. В музее я встретился со своими старыми друзьями, ансамблем «Айланыс». Это очень популярный ансамбль не только в Хакасии, но и за рубежом. Профессионалы-музыканты показали свое мастерство в Монголии, Швеции, Франции. Они исполнили перед гостями несколько песен. Я выкроил несколько минут, чтобы сфотографироваться с друзьями, перекинуться парой слов. Руководитель ансамбля Александр Саможиков сообщил печальную весть — этим летом, в июле погибла Алла Бурнакова, член ансамбля. С «Айланыс» наш ансамбль «Ойун» познакомился в 1995 году на фестивале «Сибирские самоцветы» в г. Кемерово и с тех пор не теряем дружеских связей.

И опять садимся в автобусы и теперь уже в сопровождении машины ГИБДД едем далеко за город. Наш путь лежит в Долину мертвых или Долину царей. Путь занимает около часа. Перед тем, как войти в Долину мертвых, надо пройти обряд очищения. Для этого есть специальное место, которому уже несколько тысяч лег.

В степи на небольшом возвышении установлены ребром два больших камня в виде ворот или прохода. Один — женский, другой — мужской. Экскурсоводом у нас — директор ХакНИИЯЛИ Валентина Николаевна Тугужекова. Она рассказывает историю появления этих камней, затем рамкой проверяет каждого человека перед тем, как начать обряд очищения. При приближении к некоторым рамка резко вращается. У них, как сказала экскурсовод, пробита аура. У меня чуть шевельнулась — значит, ослаблена. У тех, на кого рамка не среагировала, все в порядке. К женскому камню надо прислониться лицом или лбом, загадав хорошее желание себе, близким, друзьям, затем спиной к мужскому, с теми же пожеланиями и благодарностью. От тысячелетних прижиманий к этому камню на нем четко отпечаталась конфигурация человеческой спины. Бросаем монетки в благодарность, делаем три круга вокруг груды камней с вешкой (ее установили шаманы) и выходим через ворота. Рамка показывает, что у всех аура восстановилась. Только у одной женщины рамка завертелась. Она что-то сделала не так, ей предстоит все сделать заново. С испорченной аурой в Долину мертвых нельзя, духи не примут.

Теперь едем на главное место в этой долине — Салбыкский курган. В урочище Салбык в радиусе 5 км разбросано 56 курганов, больших и маленьких. Высота некоторых — 11 метров. В этой долине хоронили царей или знатных воинов и над могилой насыпали курган. Чем выше курган, тем знатнее усопший. Самый крупный — Большой Салбык. Его первоначальная высота была 25 метров, но за 2 тысячи лет она расплылась до 11 метров.

В 1954—1956 годах его раскопал советский археолог С. В. Киселев. Площадь кургана 490 кв.метров. Внутри — ограда из камней. Угловые камни высотой до 5 м., весом до 50 т. Камни и дерево доставлялись издалека, мелкие примерно за 18 км, крупные — 70 км. Они выламывались в обнажениях Енисея. Общая высота стен ограды — 3 м. С восточной стороны вход в виде 11-метрового коридора. Погребальная камера 25 м., глубина 180 см. На дне — рубленый сруб из четырех венцов бревен, пол покрыт досками и берестой. Археологи нашли останки семи человек, крупный глиняный горшок и два бронзовых ножа. Салбыкский курган был сооружен в 3-4 веках до н.э... На обратном пути проезжали мимо одного большого кургана. На вершине четко просматривалось углубление в виде кратера. «Как видите, этот курган разграблен», — пояснил ехавший с нами археолог Валерий Порфирьевич Коков. Вокруг виднелись еще несколько крупных и множество мелких курганов. В мелких курганах хоронили семьями. К ранее умершим втискивали последующих и так образовывались семейные захоронения.

«И где же нас будут кормить? — задумчиво произнес наш куратор, оглядывая степь (по программе обед у нас был в полевых условиях). Но через некоторое время оживился. — Надо же, как придумали!» Впереди вырисовывалась огромная солдатская палатка. Буквально за час с небольшим, что мы были в степи, возле дороги была сооружена большая палатка, внутри — стол П-образной формы по всему периметру. Администрация Ширинского района встречала гостей хлебом-солью. По кругу пошла вареная голова барана, символизирующая гостеприимство хозяев. Каждому на шею повесили яркие мешочки с запахом степи на память. В них засушенная трава чабрец. Удивляет оперативность, с которой все это было сделано. Стол был богато сервирован, были даже фрукты. А горячая шурпа с большими кусками баранины была очень кстати. За время экскурсии все озябли. Хоть и одеты были тепло. Холодный степной ветер продувал насквозь, ведь не май месяц на дворе. После короткого знакомства подкрепившихся гостей опять позвали в дорогу. На улице нетронутыми остались несколько фляг с национальным напитком, айраном, жарилось мясо на костре. Ничего, хозяева тоже люди, сами съедят.

И опять около двух часов тряслись в автобусе. Но теперь уже ехать было веселее. Меня в свой автобус заманили местные девушки. Они ехали одни, без единого мужчины, семь человек. Это были журналисты местных газет, сотрудницы телевидения, преподаватели и научные сотрудники. Ехали весело, с песнями. Во время заправки девушки еще привели японца Лео. Наконец-то приехали в село Трошкино, конечный пункт нашей поездки. Опять торжественная встреча гостей, ужин в юрте. знакомство с гостями. Певица из Венгрии Ева Каралаш имела привычку петь песенку при знакомстве и вдруг это стало традицией. Каждая делегация пела песню на своем языке. Пели все, даже профессор Керолл Пегг. И это сразу как-то сближало.

Но даже в юрте людям не дали долго засидеться. В этот день исполнялось 120 лет самому популярному хайджи Хакасии Семену Прокопьевичу Кадышеву. В его доме открывался музей, на его презентацию и привезли гостей симпозиума. После торжественных речей в доме-музее состоялся небольшой концерт инструментальных ансамблей и музыкантов. Основным инструментом был чатхан. Завершился этот день XVI Республиканским фестивалем Хакасского традиционного музыкального творчества «Айтыс» («Добрый молодец»). До трех часов ночи самодеятельные коллективы показывали свое мастерство на сцене. Выступали и детские коллективы и коллективы бабушек и дедушек. Несмотря на холод и ночь, площадь перед сельским клубом была полна. В разных местах горели костры, где отогревались озябшие. Обратил внимание, что у всех коллективов основными музыкальными инструментами были чатхан и комус. Даже дети неплохо играли на них и пели песни на родном, хакасском языке. Это говорит о популярности национальных инструментов и родного языка. Невольно вспомнил своих детей и ребятишек, приходящих в ансамбль, выучить слова шорских песен для них большая проблема, а говорить по-шорски нынешние дети не только не умеют, но даже стесняются назвать себя шорцем. Это результат той политики властей, когда многим поколениям шорских детей запрещалось говорить на родном языке в школах и на улице, если рядом находился хоть один человек, не понимающий этого языка. Слово «шорец» стало синонимом ругательства. Это произносилось с презрением и воспринималось шорцами как оскорбление. Не потому ли о шорцах идет слава народа-драчуна. Каких только историй не услышишь на эту тему.

Приехали в Абакан только в шестом часу утра. Люди сильно устали, хотя в автобусе бодрились и пели песни.

На четвертый день, 29 сентября, опять предстояла экскурсия, теперь уже в Аскизский район, в село Анхаково, в музей «Хуртуйах Тас» («Каменная старушка»). В 19.00 торжественное закрытие симпозиума, гала-концерт. И все должно было завершиться приемом министра культуры Республики Хакасия С.А. Окольниковой.

Этот день я распределил по-своему. У меня накопилось много материала, который следовало обработать, прослушать записи. Поэтому я никуда не поехал. Но и поработать не довелось. Меня пригласила для беседы госпожа Керолл Пэгг, предложив посидеть в кафе. В непринужденной беседе за чашкой чая она расспрашивала меня о жизни шорцев, культуре, языке. Ее интересовало буквально все, до мельчайших подробностей. Сама она тоже рассказала о себе, работе, показала книгу о музыкальных инструментах разных народов, плод ее 15-летней работы. Услышав о том, что под натиском угольных предприятий гибнет уникальная природа, исчезают целые шорские деревни, искренне огорчилась. Беседа с госпожой Пэгг заняла почти три часа, но и после не удалось ничего сделать. Сразу был приглашен в Союз писателей Хакасии на чашечку чая. Друзья сокрушались, что за эти дни даже не выпало возможности посидеть в спокойной обстановке, поговорить. Всего один час до отъезда довелось посмотреть прекрасное выступление самодеятельных коллективов на гала-концерте. Яркие красивые костюмы, прекрасные танцы радовали глаз, а замечательная музыка, песни и игра на национальных инструментах ласкали слух. И главным опять был чатхаи.

Не зря по этому инструменту собираются международные симпозиумы. Он этого заслуживает. И еще, закончу начатое ранее. На гала-концерте дочь музыканта-инструментальщика Сергея Чиркова, Юлия, прекрасно исполняла горловое пение, опровергая слухи о том, что женщина не может этим заниматься.

Братья-хакасы, как всегда, опять поразили своим гостеприимством, радушием, хлебосольством. Еще не забыты впечатления шестилетней давности, а сейчас добавились еще новые. Эти дни, проведенные в Абакане, я запомню навсегда, как самые лучшие в моей жизни и всегда буду рассказывать, какой это прекрасный народ — наши братья-хакасы. Они готовы помочь нам возродить свою культуру, но сейчас все зависит не только от нас, но и от помощи государства. Нужна целевая программа и деньги на возрождение языка и культуры. То, что делается сейчас — мизер, по сравнению с тем, что надо делать. А между тем, наш народ помаленьку спивается. Это особенно заметно в шорских деревнях, наши дети становятся наркоманами. Предстоит полностью возрождать культуру, в рамках самодеятельных коллективов это не сделать. У детей надо воспитывать чувство гордости за свой народ. Ведь у нас немало тех, кем надо гордиться. Надо возрождать язык, вызвать интерес к своей национальной культуре. А это очень трудная работа. И в этом нам готовы помочь наши братья-хакасы. Ведь они ближе всех к нам по языку, культуре и даже национальной кулинарии.

Вениамин Борискин

Поделиться