Абинцев (северных шорцев) и таеж­ных шорцев русские казаки назвали «кузнецкими людьми», «кузнецкими татарами». Отсюда и название острога, построенного в 1618 году на землях абинцев, — Кузнецкий. Из него вырос город Кузнецк. До распространения в начале 20 века географического на­звания — Горная Шория, бытовало дру­гое — Кузнецкая тайга. Название уголь­ного бассейна Кузбасс происходит также от слова «кузнецы», «кузнецкие люди».

До прихода казаков шорцы были известными по Южной Сибири рудокопами, металлургами, кузнецами.

В документе 1622 года сказано: «А около Кузнецково острогу на Кондоме и на Мрассе реке стоят горы каменные великие, и в тех горах емлют кузнецкие есачные люди каменье; да то каменье разжигают на дровах и разбивают молотами намелко, а разбив, сеют решетом, а просеев, сыплют понемногу в горн, и в том сливаетца железо; и в том железе делают пансыри, бехтерцы, шеломы, копьи, рогатины и сабли и всякое железное, опричь пищалей; и те пансыри и бехтерцы продают колмацким людям на лошади и на коровы и на овцы, а иные есак дают колмацким людям железом же. А кузнецких людей в Кузнецкой земле тысячи с три и все те кузнецкие люди горазды делать кузнецкое дело. (История Хакасии. М.1993, стр.163)

«Шорцы-кыштымы славились производ­ством орудий труда: топоров, корнекопалок, котлов, таганов. Большо­го мастерства достигли они в изготовлении военного снаряжения: са­бель, копий, рогатин, наконечников, стрел, доспехов и шлемов. Высоко ценились шорские куяки-панцири. Даже русские казаки, имевшие вооружение лучшее, чем их противники, всегда стремились приобрести шорские куяки, которые отличались удобством и проч­ностью. Воины хакасских князей к концу 17 века все были одеты в такие доспехи. Шорцы обеспечивали военным снаряжением не только хакасских кня­зей, но, по-видимому, и всю мон­гольскую и джунгарскую рать, платя им албан своими изделиями.

Так, в 1657 году монгольский хан приказал, чтоб ясачные люди кондомских волостей «сделали ему, Лоуджану, 1000 куяков, а на Мрассе б сделали 1000 куяков. А будет де ясачные люди на Кондоме и Мрассе ему, Лоуджану, 2000 куяков не сде­лают, он де хочет послать своих лю­дей войною на кондомских и на мрасских ясачных и велит воевать, а с женами и с детьми в полон иметь». (История Хакасии, М.1993)

Шорцы продавали железные изделия и хакасам, и джунгарам, и предкам алтайцев — ак-теленгитам, которых русские называли колмаками:

«Например, в мае 1644 года один шорец, прибежавший в Кузнецк, сообщил, что через их волости в Киргизскую землю (т.е. в Хакасию) идут джунгары в составе 8 тысяч человек, а идучи по Кондоме и по Мрассе, у го­сударевых ясачных людей покупают куяки и шеломы, и стрелы, и копья, и всякое железо». (История Хакасии, М.1993)

Об этом же читаем у К.Риттера в его книге «Дополнения к землеведению Азии» (по рукописи Плаутина 1745): «...жители Каларской волости (по Мундыбашу) и Шорской (по Кондоме) выделывали котлы, таганы, топоры, ножи, абылы и другие вещи и ими пла­тили алман в Джунгарию и вели тор­говлю с теленгитами, которые при­езжали к ним через кумандинские во­лости, у них брали железные вещи и козлины, а им давали лошадей, собольи и волчьи шкуры, шубы и ло­сины».

Однако правительство запрещало шорцам производить куяки, шлемы, копья, рогатины и другое военное снаряжение для продажи в полити­ческих целях. «В наказе от 10 ноября 1622 года кузнецкому воеводе Бас­какову от Московского царя подчер­кивается, что «колмацким людям опричь кузнецкие земли, никаково оружия купить не добыть нигде». По­лагая, что с перекрытием этого канала поступления оружия, «колмацкие многие люди будут под госуда­ревою... рукою», Баскакову было приказано «колмацким бы людям отнюдь ясаку давать не велеть, и с колмацкими людьми торговать им, опричь соболей, железом, шеломами и панцырями и рогатинами и саблями не велеть». (Самаев, Горный Алтай в 17 в. Цитата документа по «Сборнику князя Хилкова»).

«В 1641 г. жители мрасских и кондомских волостей на такое запрещение ответили «что им, ясачным людям, куяки и шапки железные и всякую ратную сбрую черным и белым калмыкам продавать и на лошадей менять необходимо, так как тем де мы, ясачные люди, и живем». Посланные к шорцам казаки сообщили, что «ясач­ные люди, кондомские и мрасские, приготовили на продажу черным и бельм калмыкам больше двух тысяч куяков и шапок железных против того же» (История Хакасии.М.1993. Цитаты документов по книгам «Материалы по истории русско-монгольских отношений 1607—1636.  Бахрушин С. В. Научные труды,т.3, ч.2)

С разгромом Джунгарии в середине 18 века, с вхождением Хакасии и Алтая в состав России не стало спроса на военное снаряжение. Попытки пла­тить ясак русскому царю железом были безуспешными. Из Кузнецка посылали «шапки железные и иное всякое желе­зо». Но в Москве железо стоило 10 алтын за пуд, а от перевоза кузнец­кое железо стало «вдватцатеро доро­же». Поэтому брать ясак железом было запрещено (Оглоблин П.Н. Обозрение столбцов Сибирского приказа. Грамоты по Ясачному столу. М.1890). Затем появились русские железоделательные заводы, конкуренцию им шорские ре­месленники составить, естественно, не могли. Так начался упадок этого древнего ремесла. Но еще в течение 18 века шорские металлурги и кузнецы снабжали всеми необходимыми желез­ными изделиями свои хозяйства. Об этом сообщали путешественники-ученые 18 века Миллер Г.Ф., Фишер И., Гмелин И...Н..., Георги И.Г.

У Гмелина И.Г. есть описание про­цесса выплавки железа в примитивных доменных печах, изобретенных предка­ми шорцев. Вот что сообщает Георги И.Г.: «Плавильное их заведение едва ли может быть простее. Плавильная печь делается в зимней хижине и состоит в гемисферическом на пядень углублении глинистого пола, у ко­торого находится на одной стороне для действования двумя мехами не­большое отверстие. Яма покрывается круглою горбатою вьюшкой из глины, у которой в самом верху есть от­верстие пространством дюйма в два. Когда плавят, то наполняют печь та­кими мелкими угольями какие только сквозь отверстие проходить могут, и оныя поджигают. А как они совсем разгорятся, то при беспрестанном раздувании мехами бросают попере­менно сквозь отверстие в печь то уголья, то по небольшому количеству истолченной мелко руды. Часа в полтора выходит руды около 3 фунтов. Вскрывши печь, очищают они переплавленную руду от огарков бие­нием оной деревянными поленьями. Из выплавленного таким образом железа куют они на каменных наковальнях железными молотками железцы к стре­лам и заступам; больше продают невы­деланные железа российским кузне­цам», (Георги И. Г. Описание всех в Российском государстве обитающих народов Сибири. 1776)

Во время раскопок в местах старин­ных улусов Абашевского и Абинского (сейчас Абагур) в 30-40-е годы были обнаружены остатки плавильных печей, подтверждающих наличие у предков шорцев металлургии. В шорском языке остались слова, связанные с этим исчезнувшим ремеслом. Например, ко­ла-бронза, коргачын-свинец, молат-сталь, тебир-железо, телте-цинк, тенте-олово, шойун-чугун, кылыш-меч, малта-топор, маска-молоток, чарбек-пила, топак-кувалда, кыпты-ножницы, сарбазан-пушка, сарбазан-огу-пушечный снаряд, куйак-кольчуга панцирь и др. (Курпешко-Таннагашева Н.Н., Апонькин Ф.Я. Шорско-русский словарь).

Чиспиякова А.Е. рассказала мне о находке, которая случилась в деревне Средние Кичи в Южной Шории. Одна жительница вскапывала новый участок на небольшой горке. Каково же было ее удивление, когда она вдруг на­ткнувшись на что-то твердое, выта­щила из земли кольчугу. Мелкие кольца кольчуги прекрасно сохра­нились до наших дней, а ведь кольчуге не менее 200 лет. Эта находка еще раз подтверждает, что изделия шор­ских тебир-узы (кузнецов) были хоро­шего качества.

Ирина Улагашева
1996 год

Поделиться