Павел Иванович Кыдыяков

кайчи — шорский сказитель героических сказаний

Павел Иванович Кыдыяков родился в с. Красный Яр (ныне улица г. Мыски) в 1908 г, умер в 1970 г. в возрасте 61 года, в расцвете таланта кайчи.

Павел Иванович был жизнерадостным, активным, энергичным и очень эмоциональным человеком. О таких людях шорцы говорят эштиг кижи — «уютный человек». Он страстно любил сказания родного народа и хотел исполнять произведения шорского эпоса горловым пением. Поэтому нередко ездил в шорские села, чтобы перенять от разных кайчи традиции шорского кая, обрести себе новых слушателей. Когда к нему приезжали гости послушать кай в его исполнении, Павел Иванович собирал слушателей либо у себя, либо у кого-нибудь из односельчан и с раннего вечера начинал петь.

Все собравшиеся усаживались перед ним, потому что, по представлениям шорцев, чол. («путь») кая начинался с кайчи и шел только вперед, никогда и нигде не сворачивая. Поэтому запрещалось слушать кай за спиной кайчи.

Павел Иванович быстро и легко входил в роль, увлекался каем сам и увлекал слушателей. Проходило немного времени, и кто-нибудь из сидевших перед ним говорил: «Кай кирбисти» «Кай вошел». Другие подтверждали это, аудитория замирала. Это означало, что все люди, сидящие здесь, стали мысленно «видеть» рассказываемое. Они начинали сочувствовать главному герою и переживать вместе с ним.

Темперамент Павла Ивановича сказывался в манере подачи эпоса: прежде всего в темпе игры на кай-комусе и пении, а затем и в проговаривании слов. Он играл и пел в таком быстром темпе, что едва успевал выговаривать слова, фрагмент заканчивал скороговоркой, последние слова до конца не досказывал. В процессе исполнения эпического сказания П. И. Кыдыяков испытывал сильное эмоциональное воздействие от самого повествования, от действий богатыря, его образа, создаваемого им же самим. Это проявлялось в настроении, голосе, пении, например, горечь поражения богатыря в битве с врагами он воспроизводил мелодией сыыт — «плача», и нередко в его голосе были слышны интонации рыдания. Одобрительные возгласы слушателей вдохновляли сказителя. Аудитория никогда не оставалась равнодушной к его пению. Она испытывала то же самое, что и кайчи. Слушатели выказывали свои чувства или вздохами, или словами, выражающими сочувствие герою, героине сказания. Так устанавливалась естественная внутренняя связь кайчи с аудиторией. Это сплачивало слушателей, облагораживающе действовало на всех.

Павел Иванович мастерски находил полную гармонию между словом, музыкой и пением при исполнении сложнейших мест сказаний. Дело в том, что в зависимости от изображаемых событий меняется мелодия, ритм, экспрессия слов. Обычно сказитель начинает с наигрыша, потом поет, затем следует пересказ пропетой части. В зачине же сказаний все эти три средства: музыка, пение, сказ — подключаются одновременно. И здесь очень важно чувство меры, чутье и мастерство кайчи.

Сказание «Кан Перген» было исполнено при большом собрании народа, присутствовали и дети. Кайчи пел долго, с перерывами, пересказами. В перерывах Павел Иванович любил шутить. Его шутки были уместны, смешили и создавали людям хорошее настроение. Было принято сидеть и слушать этого сказителя.

Временами стояла такая тишина, будто, кроме кайчи, никого нет, она нарушалась только одобрительными возгласами слушателей. Так было всегда.

Павел Иванович знал много произведений шорского эпоса. По его словам, он помнил почти все эпические сказания нижнемрасской сказительской школы. Сколько? К сожалению, подсчитать их у него всегда не хватало времени. Известно одно: он исполнял несколько десятков сказаний. Кроме публикуемых в данном томе полностью записано сказание «Палазы чок Ак-Каан» и частично «Кӧк Салгын».

Шорский кай Павел Иванович полюбил с детства. В своем родном селе он слушал сказания старика Киштебея, очень талантливого кайчи, запомнил все его богатырские сказания, потом стал исполнять их сам. Называя его своим учителем, он ни разу не сказал его фамилии, говорил «кайчи Киштебей» или «апший (старик) Киштебей». В Шории не было принято обращаться к человеку по фамилии. Носить же звание кайчи считалось почетным. Не всех сказителей так называли, лишь талантливых мастеров горлового пения. Павел Иванович был удостоен этого звания.

П. И. Кыдыяков окончил рабфак в г. Томске, в 30-х гг. был заместителем редактора газеты «Красная Шория», которая выходила на шорском языке. С 1941 по 1944 г. он воевал на фронтах Великой Отечественной войны, после тяжелого ранения вернулся домой и в Мысковском районе работал директором райпотребсоюза, заготовителем пушнины, плотником. И все это время Павел Иванович оставался страстным любителем народной поэзии. Скоропостижная смерть оборвала его творчество.

С тех пор прошло много лет. В Красном Яре больше не появилось другого кайчи, значит, Павел Иванович был последним. Хотя Кыдыякова давно нет в живых, голос его остался. Он звучит для пожилых шорцев, помнящих своего кайчи, с магнитной ленты. Исполненные им произведения, публикуемые в данном томе, станут всеобщим достоянием.

А. И. Чудояков