Тадарлар.ру

Сеок Кобый

Кобый. Это родовое название есть во всех известных списках родового состава шорцев. Сеок Кобый в середине XIX в. составлял отдельную Кивийскую или Кобыйскую волость, аилы которой располагались по реке Кабырза и ее притокам. К концу XIX века характер поселений меняется. Вместо восемнадцати мелких аилов переписью 1897 г. зафиксировано два улуса Кивинской волости по реке Кабырза, третий — по ее притоку Таяс, четвертый — по реке Анчуль, притоку Абакана. Кроме того, отдельные семьи кобыйцев жили в улусах по рекам Таштып и Сея Аскизской инородческой управы.

После 1912 г. потомки кобыйцев оказались в Кобуйском и Кабырзинском обществах Мрасской волости и с тех пор проживали в основном в Усть-Кабырзинском сельсовете.

В настоящее время семьи Шулбаевых, Шишканаковых, Сосканаковых, причисляющие себя к сеоку Кобый, продолжают составлять основную часть шорского населения Усть-Кабырзинского сельсовета и только некоторые из них с послевоенного времени проживают в Таштаголе и поселке Калары.

Первые упоминания об этом сеоке относятся к 1616 г. В это время в составе Мрасских волостей числилась Кобинская волость (Коба — по другим документам), платившая дань енисейским кыргызам (Миллер, 1937, с. 446).

Однако уже с 1629 г. от населения этой волости начинает регулярно поступать ясак также и в Кузнецкий острог (Долгих, 1960, с. 115). Под названием Кавинской эта волость отмечена на карте С. Ремезова в верховьях Мрассу, против устья ее притока Пызас. В XVIII в. местоположение волости осталось прежним, но название поменялось на Кивинскую или Ковинскую.

Промысловая территория находилась, как и у сеока Кызай, для большой, дальней, охоты в верховьях Томи и по ее притокам — Козугол, Тузак-суг, Кый-суг, Кызыл-аштыг, а также по притоку Кабырза-Сензас. Отдельные кобыйцы промышляли на территории своих родственников из сеока Кызай (Потапов, 1936, с. 134). По сообщению нашего информатора Шулбаева Петра Ептисовича, 1905 года рождения, шорца из поселка Анчуль, основные охотничьи угодья его сеока Кобый находились в истоках Абакана по Абаканскому хребту. Угодья для ближней охоты, по данным Л. П. Потапова и моим, располагались у гор Кара-таг и Коль-тайга в бассейне реки Мрассу и ее водораздела с рекой Таштып (Потапов, 1936, с. 134). Родовая гора сеока Кобый — Коль-тайга находилась, как считает Л. П. Потапов, по водоразделу верховьев Абакана и Мрассу (Потапов, 1957, с. 256). Напротив, по утверждению В. Я. Бутанаева, гора Коль-тайга располагалась восточнее — по левобережью Абакана, в верховьях притока Таштып.

В исторических документах XVII — начала XVIII вв. неоднократно упоминается о переселении ясачных Кивинской волости в верховья Абакана к енисейским кыргызам, где, видимо, уже обитала какая-то часть их сородичей (Исторические акты XVII столетия, 1897, с. 8). В XVIII в. об этих переселенцах писал П. С. Паллас, назвав их «кобынским поколением, состоящим из 53 луков» (Паллас, 1788, с. 507) и Е. Пестерев, сообщивший о «Кобанской волости» Кузнецкого уезда (Пестерев, 1793, с. 9). После включения в 1822 году этой территории в Сагайскую степную думу Минусинского округа постепенно происходило растворение абаканских кобыйцев в среде сагайцев-хакасов (Бутанаев, 1983, с. 72). Эти события, связанные с расколом сеока Кобый на мрасскую (кабырзинскую) и абаканскую части, нашли отражение в шорском фольклоре (Дыренкова, 1940, с. 305). Во время нашей поездки в 1985 году в поселки Таштып и Матур потомки абаканских кобыйцев осознавали себя уже частью хакасского народа.

О происхождении сеока Кобый нет единого мнения. Академик И. Георги относил «Кобанское колено» к бирюсинцам, кочевавшим «в прежние времена по реке Бирюсе», оказавшимся в XVIII в. в верховьях Кондомы, а к концу XVIII в. — в верховьях Абакана «возле качинцев» (Георги, 1776, с. 171). П. С. Паллас прежнее местожительство абаканских кобыйцев определяет в горах, где они занимались исключительно охотой, а после переселения на реку Абакан освоили также скотоводство (Паллас, 1788, с. 507). Е. Пестерев более конкретно пишет, что представители «Кабинской волости» перекочевали на реку Абакан с «Мрассы реки и из других мест Кузнецкого уезда» в середине XVIII в. (Пестерев, 1793, с. 9).

О сеоке Кобый существует ряд различных преданий. Так, А. В. Анохин, со слов учителя-хакаса Коринакова в 1916 году в улусе Тлачек записал легенду, согласно которой «в древние времена» по реке Кабырза жила только одна семья инородца Кобыя. Затем к ней пришли «какие-то люди», которые через 20 лет оттуда откочевали, а через некоторое время вновь пришли и привели с собой других людей, с которыми прочно поселились на Кабырзе. От семьи Кобыя и пришельцев размножился народ, который заселил тайгу и стал заниматься охотой и ручным земледелием. Приблизительно в середине XVII в. (по легенде 250 лет назад) из-за гибели посевов там был сильный голод, и многие кобыйцы отселились в Абаканскую долину на реку Таштып, где стали называться «сагай-кижи». Родственные связи с мрасскими сородичами абаканские кобыйцы сохраняли вплоть до разделения Томской и Енисейской губерний в начале XIX века (Анохин, архив ЛЧ ИЭ АН СССР, ф. 11, oп. 1, д. 84).

По легенде, записанной Н. П. Дыренковой в 20-е гг. в поселке Анчуль, предками рода Кобый были Алаш и Параш, вышедшие из горы Ордо (Дыренкова, 1940, с. 311). Местонахождение этой горы-прародительницы неизвестно.

Л. П. Потаповым в разное время было записано несколько легенд, в которых говорится о «шорском», (а конкретнее — мрасском) происхождении сеока Кобый. В одной из них предками сеока Кобый называются два брата — Тебир-криш и Кола-криш, жившие оседло в устье реки Таяс, левого притока Кабырзы. Они занимались земледелием и передали эти навыки соседним кызайцам, от которых сами заимствовали секрет добывания огня (Потапов, 1936, с. 165; 1949а, с. 411). В другом предании, записанном у Кабонга Боргоякова, абаканского кобыйца, говорится, что их прародиной является река Мрассу в Кузнецкой тайге (Потапов, 1947б, с. 110).

Свое предположение о «шорском» происхождении кобыйцев Л. П. Потапов подкрепляет рядом этнографических материалов и исторических документов о переселении части ясачных Кивинской (Кобыйской) волости с реки Мрассу на реку Абакан (Потапов, 1957, с. 130-134; 259-260; 1947б, с. 11-112). По его категорическому утверждению отселение «бирюсинцев-скотоводов» с реки Абакан на реку Кабырза было невозможно из-за отсутствия здесь удобных пастбищ для скота (Потапов, 1957, с. 258). Вслед за Г. Е. Грум-Гржимайло, он сравнил название Кивинской волости с этномимом древних теле — «Киби», предполагая его древнетюркское происхождение (Грум-Гржимайло, 1926, с. 247; Потапов, 1956, с. 493).

Антрополог В. П. Алексеев, обследовавший несколько черепов из старых могил абаканских кобыйцев, пришел к выводу, что тюркизация последних могла происходить только путем культурных, а не брачных контактов, так как кобыйцы сохранили в чистоте уральский расовый тип, характерный для самодийских и уральских народов (Алексеев, 1965, с. 100).

Б. О. Долгих вообще полагал, что сеок Кобый «сравнительно молодое образование» и, возможно, «отделился от какого-либо основного рода или переселился откуда-то со стороны» незадолго до появления русских в верховьях Томи (Долгих, 1960, с. 111).

О таких переселениях повествует легенда, по которой предком кобыйцев был Хобый Алас, живший некоторое время в устье реки Матур после побега из Джунгарии при угоне кыргызов в 1703 г., а потом переселившийся в долину реки Таштып. Часть образованного им сеока откочевала затем на реку Кабырза и составила Кивинский род Кузнецкого округа. Всех бирюсинцев вместе с сеоком Кобый В. Я. Бутанаев называет потомками общего прародителя из народа Кыргыз (Бутанаев, 1983, с. 68). Сомнительным в этой легенде, пожалуй, является время переселения сеока Кобый на Кабырзу — после «угона в 1703 г. енисейских кыргызов». Дело в том, что Кивинская волость была в составе Мрасских волостей еще в начале XVII в. (Миллер, 1937, с. 446), хотя, возможно, такие угоны могли быть и до 1703 года.

В. Г. Карцов поместил Кивинскую волость в районе максимального сближения верховьев рек Абакан и Мрассу и утверждал о возможности свободного переселения части сеока Кобый по долинам этих двух рек (Карцов, 1970, с. 151). О существовании постоянных торговых путей, соединявших долину Мрассу с долиной Абакана неоднократно упоминалось в литературе (Паллас, 1788, с. 514; Адрианов, 1888б, с. 110; Миротворцев, 1911, с. 11; Анохин, архив ЛЧ ИЭ АН СССР, ф. 11, oп. 1, д. 84; Ремезов, 1882). По этому пути Улуг-Чол перевозились товары, перегонялся скот из Абаканских степей к реке Бия, проходили военные отряды кыргызов и джунгар для сбора ясака с кыштымских волостей и набегов на Кузнецкий острог. Во время голода часть Мрасских татар спорадически отселялась по Улуг-чолу в верховья Абакана к своим сородичам, как некогда, вероятно, откочевала оттуда. По этим же путям была угнана и возвратилась обратно часть енисейских кыргызов (Копкоев, 1965, с. 69; Абдыкалыков, 1968; с. 124; 1986, с. 81-99).

Из всего сказанного можно заключить, что формирование сеока Кобый могло происходить на его древней родовой территории по водоразделам рек Томь, Мрассу, Таштып, Кабырза. В центре этой территории возвышаются горы, связывавшие некогда воедино все части сеока, разбросанные по долинам окрестных рек. Родовым горам регулярно совершались большие моления, причем не только абаканскими, но и мрасскими кобыйцами. Отдельные части сеока временами мигрировали в пределах родовой территории по этим долинам и торговым путям, что и нашло отражение в легендах и исторических документах. После окончательного разделения Томской и Енисейской губерний в 1837 г. стали отчетливо проявляться этнографические особенности Мрасских и абаканских кобыйцев. Последние, как мы убедились, во время экспедиции 1985 года, осознают себя хакасами, в то время как мрасские стали частью шорского этноса.

Книга: Кимеев В.М. Шорцы. Кто они? Этнографические очерки. 1989 г.

Добавить комментарий