Тадарлар.ру

Рассказы о животных

Бычок и поросенок

Однажды мы купили маленького поросенка. Жить он стал дома под кроватью, так как свинарника у нас не было. Чтобы он не выбегал оттуда, из ящиков сделали загородку. Поросенок был беленький чистенький, так как его каждый день купали. Купание ему не нравилось и он визжал, что есть мочи. Но после мытья он чувствовал себя очень хорошо и поэтому быстро рос. Тут же в комнате жил двухмесячный бычок. Он рано родился, стояли холода и, чтобы он не замерз, пришлось забрать его из коровника в дом. Бычок был привязан на веревочке к кольцу, прибитому к стене.

В один из выходных дней, наведя в доме порядок, мы отправились в гости. Пришли домой примерно через часа два. И увидели в обеих комнатах беспорядок: половики были сбиты в кучу, постель на кроватях смята. Поросенок возбужденно хрюкал. Теленок тяжело дышал, живот его свисал почти до пола, даже позвоночник прогнулся от тяжести. Оказывается, кто-то из них отпил по половине из двух ведер воды, приготовленной для коровы.

Вероятно, порсенок, когда мы ушли, почувствовал что он может безнаказанно выйти из своей загородки, сделал это и начал резвиться. А теленку понадобилось небольшого труда, чтобы выдернуть гвоздь из стены и оказаться свободным. И тут пошла потеха: теленок прыгал по кроватям, поросенок бегал по полу. Запыхавшись, теленок пил воду из ведра.

Нам было и смешно, и обидно. Мы боялись, что теленок заболеет после этого и умрет. Но все обошлось, однако ходить в гости всей семьей, пока наши животные не подросли, мы перестали.

Петух

У наших соседей есть несколько курочек и петух. Я как-то по делу зашла к ним. На петуха не обратила внимания. Он был совершенно белый и ничем непримечательный. Жили курицы в коровнике, так как курятника не было. Я зашла в коровник, чтобы набрать ведро навоза и что тут началось: петух стал громко кричать свое «кукареку». У меня зазвенело даже в ушах от этого непрерывного крика. Поняв, что петуху не нравится мое присутствие в его доме и что криком он желает показать мне, кто здесь хозяин, я стала его хвалить: «Молодец, Петя! Умница! Как замечательно ты поешь!» Прокричав раз десять, петух гордо вышел.

Через несколько дней я снова должна была взять навоз. В тот день я чувствовала себя неважно, была усталой и, когда увидела петуха, то у меня не было сил поговорить с ним, похвалить его пение. И он мне отомстил: когда я оказалась к нему спиной и присела на корточки, он неожиданно прыгнул мне на спину и клюнул, а своими когтями больно поцарапал кожу. Но больше всего я была напугана этим неожиданным нападением. Вот какой оказался обидчивый петух! С тех пор я прохожу мимо него только вооружившись палкой, но петух не очень-то ее боится и не оставляет попыток напасть на меня. И уже не помогают мои ласковые заискивающие слова в его адрес. Мои отношения с петухом окончательно испорчены из-за моей единственной ошибки.

Розка

Роэка — это маленькая собачка, жившая в маминой семье на Березовой Гриве. Она была очень самостоятельной. Розка сама себе устроила нору в стоге сена возле сарая.

Когда мама шла собирать землянику, Розка сопровождала ее. Она первой находила полянку с ягодами и громко тявкала — мол, ну где вы там, я уже нашла. Сама она съедала несколько ягодок и бежала дальше.

Розка была очень смелой. Когда ей попадалась змея, она хватала ее за хвост и, мотая головой то вправо, то влево, старалась, чтобы головка змеи ударялась об ее скулы. Затем она с силой отбрасывала змею далеко вперед.

Однажды ей не повезло, и змея укусила ее в щеку. Щека раздулась до огромных размеров — она свисала до шеи. Розка забилась под сени, сделала себе ямку и принялась лечиться. Она непрерывно лизала свою щеку. Роэка не могла есть и лишь пила воду, которую мама наливала ей, пробираясь под сени. Никто не верил, что она выживет. Но Розка благодаря своему упорству и сильному организму победила болезнь и через неделю выздоровела.

Кызылнек

Кызылнек была умной и смелой коровой. Она была вожаком в стаде. За главенство над коровами она боролась до победного конца. Несколько раз она ломала рога, поэтому они были некрасивые, шишковатые, но она ими продолжала бодаться.

В начале апреля Кызылнек уходила после дойки на волю, на солнечные стороны холмов. Там снег быстрее стаивал и расцветали кандыки и подснежники. Находились холмы далеко — за четыре-пять километров от деревни и чтобы дойти до них надо было переплыть речку. Кызылнек вела за собой соседских коров, бычков и телок. Речка Калбансас уже вскрывалась. Кызылнек знала, где ее можно переплыть. Она первой подходила к воде, некоторое время смотрела на противоположный берег, затем входила в воду и задрав голову, широко раздувая ноздри, переплывала. Остальные коровы сами первыми не решались переплывать. Они мялись, жались друг к другу и никак не решались. А за Кызылнек они смело трогались в путь. Возвращалась Кызылнек с шеей в желтой пыльце первых весенних цветов.

Примечание: Кызылнек — красная корова (кызыл красный, нек — корова)

Кыта

У мамы, когда они с папой жили в Мысках — в поселке Шоферском, была кошка по кличке Кыта. Затем мои родители переехали в Междуреченск. В день отправки вещей Кыта куда-то запропостилась и ее некогда было в суматохе и спешке, сопровождающих переезд, искать. Через некоторое время мама, приехав в Мыски, зашла в бывший свой дом, чтобы забрать кошку, но Кыты опять не было в доме. Кыта была понятливой и трудолюбивой и, в отличие от многих других кошек, она ловила мышей, и маме было жаль потери такой кошки.

Но оказалось, что Кыта не пропала совсем. Через два месяца она вдруг появилась в Междуреченске в бараке, где жили родители. На нее было страшно глядеть — неимоверно худая, со стертыми лапками, безумно голодная. Мама, неопытная, накормила ее сразу сырой рыбой. Кыта жадно набросилась на еду и наелась так, что вскоре умерла.

Мама не может простить себе, что потеряла ее по собственной вине. И до сих пор непонятно, как смогла кошка найти своих хозяев в другом городе. Сколько ей пришлось пройти километров, сколько домов обойти, прежде, чем она нашла хозяев, как смогла преодолеть она страх перед чужими людьми, собаками. Сколько же она натерпелась горя на этом пути из Мысков в Междуреченск. Но все преодолело ее преданное сердце, ее удивительная любовь к хозяевам.

О змеях

Домик, где жила мама на Березовой Гриве, был на окраине деревни. Вокруг был лес, а раньше в лесу водилось много змей. Во время войны их стало еще больше. Ведь мужчин в деревне не осталось и уничтожать их было некому. Маме было меньше десяти лет и поэтому она натерпелась от змей много страха. Днем часто она вообще не могла выйти из дома. Однажды она хотела выйти во двор, но открыв дверь и выйдя на крыльцо, она услышала предостерегающее шипение. Перед крыльцом в землю был врыт колышек. Этот колышек был обвит змеей. Она была серой с более темными полосами вдоль туловища. Змея высунула раздвоенный язычок и наблюдала за мамой, которая была вынуждена отступить. Змея, казалось, спит. Но стоило маме осторожно наступить на ступеньку вниз, как змея тут же поднимала головку и начинала зло шипеть. И лишь вечером можно было спокойно без опаски ходить по двору и на улице. Мама не раз видела валявшиеся на земле сброшенные змеями старые кожи. Однажды она наблюдала, как змея, извиваясь, с силой сбрасывала кожу и терлась о землю, а затем стала видна новая кожа, более темная, чем старая.

Маме приходилось самой при помощи палки убивать змей, так как мужчин в их семье не стало. Но уничтожить всех их ей было не по силам. И вот, когда весной сорок шестого года с фронта вернулся ее брат Никита, со змеями во дворе было покончено. Мама пожаловалась брату, что змеи не дают прохода. Никита сказал: «Эккем, я знаю, как с ними справиться!» Он попросил всю сухую ботву сносить в ямы — бывшие погреба. Ямы остались от предыдущих хозяев. Они заросли травой и в них бросали ветки кустарников. И, оказывается, именно в них были гнезда змей. И вот, когда ботву подожгли, из ямы стал раздаваться треск. Это лопались от нестерпимого жара змеи.

Ирина Улагашева

Добавить комментарий