Сколько горя несут войны — самые бесчеловечные и жестокие проекты на Земле. Самое страшное заключается не только в том, что на войне ежечасно, ежедневно погибают тысячами солдаты, — молодые, только начинающие жить, но и в том, что страдает весь народ — и дети, и женщины, и старики. От голода, от холода, от непосильной работы, от болезней, от преждевременной смерти своих детей, матерей, отцов, мужей. Официально считается, что потери Советского Союза в Великой Отечественной войне составили 27 миллионов человек всего, но некоторые историки считают, что потери составили 27 миллионов человек только на фронте и еще 13 миллионов — мирного населения. Это значит, что ежедневно более десяти тысяч похоронок «летели» домой к родным с трагической вестью, а в тылу и на оккупированной территории умирали тысячами мирные граждане.

В марте 2015 года к 70-летию Великой Победы вышла в свет «Книга памяти шорского народа» (автор Николай Геннадьевич Кискоров). В ней опубликованы краткие сведения о 1815 не вернувшихся с войны шорцев. Адыяковы, Акушаковы, Акуляковы, Амзараковы, Антонкины,  Арбачаковы, Атконовы, Башевы, Байлагашевы, Бекреневы,  Бельчегешевы, Беклемешевы, Идигешевы, Идимешевы, Изыгашевы, Камзараковы, Камзычаковы, Канаштаровы, Кастараковы, Каташевы, Каучаковы, Кирсановы,  Кискоровы, Кочугановы, Курдаковы, Курегешевы, Куртигешевы, Куспековы, Кусургашевы, Кучуковы, Куюковы, Кушаковы, Кыдымаевы, Кыдыяковы, Кызынгашевы, Майнаковы, Майтаковы, Мижаковы, Отургашевы, Сулековы, Сыркашевы, Рыжкины, Таннагашевы, Тельгерековы, Тенешевы, Тодышевы, Токмагашевы, Токмашевы,  Тортумашевы, Тудегешевы, Тунековы, Топаковы, Тотышевы, Толтаевы, Торчаковы, Чиспияковы,  Чудояковы, Челбогашевы, Чульжановы, Шаховы, Шипеевы, Шелтрековы, Шелбогашевы, Штыгашевы, Шулбаевы и сотни  других семей потеряли своих родных на войне.

В нашей статье — рассказ о семье Куртигешевых.

В большой семье Куртигешевых было четыре сына и три дочери. Михаил Васильевич Куртигешев (1886 г.р.) был родом из Тагдагала (Осинников) и принадлежал клану торговцев и купцов Куртигешевых. До революции он несколько раз ездил на ярмарку в Ирбит продавал кедровые орехи, мед, пушнину, закупал там товары, так как хотел открыть в поселке магазин, но не успел – пришла советская власть. Евдокия Павловна Куртигешева была дочерью паштыка Павла Малышева. До революции семья жила на берегу небольшой речки в хорошем пятистенном доме, имела амбары, большую летнюю кухню. Было большое хозяйство: разводили скот (лошадей, коров, овец), занимались пчеловодством, сеяли зерно. Жили хорошо, так как много работали. В 30-е годы некоторые коммунары хотели раскулачить их и отправить в Нарым, но к тому времени Куртигешевы уже жили, как  все — бедно, шесть лошадей отдали в колхоз и их оставили в покое.

Всем сыновьям Михаил Васильевич Куртигешев дал хорошее образование. В 30-х годах внезапно от аппендицита умерла старшая дочь, а накануне войны в мае 1941 года умер от туберкулеза средний сын Алексей, по профессии бухгалтер. Он воевал во время военного конфликта на озере Хасан в 1938 году. Там он простудился, после чего заболел туберкулезом.

Иван Михайлович КуртигешевМладший сын Иван в это время служил в армии в пограничных войсках на западной границе. Его взяли на службу в армию в апреле 1941 года, когда ему было 20 лет и он работал счетоводом в колхозе. В армию его провожала вся деревня, родители устроили проводы. На проводах была и его любимая девушка, с которой он дружил. По воспоминаниям его младшей сестры Агани (матери автора этой статьи), которой в то время было всего 7 лет, Иван под конец сильно расплакался. Видно, чувствовало сердце, что не увидит он больше своих родных и друзей. Он успел написать всего два письма домой: одно с дороги, другое — с места службы. В его последнем письме, написанном на шорском языке, он сообщал родным, что немцы подтягивают к границе танки, закумуфлированные ветками, видно, что готовятся к чему-то.

Немцы готовились к нападению на СССР. Когда огромная немецкая армия 22 июня 1941 года вторглась на территорию Советского Союза, шансов выжить у пограничников не было. В июле в семью Куртигешевых, которые жили в деревне Березовая Грива (Осинники) пришло первое трагическое извещение о том, что их сын Иван пропал без вести. Семью, не успевшую прийти в себя после смерти Алексея, постигло новое горе. За два месяца семья потеряла двух сыновей — Алексея, которого звали дома Алегеш, 25-ти лет, и младшего, самого красивого — Ивана, 20-ти лет.

Николай Михайлович КуртигешевСтарший сын Николай, 1910 г.р., учитель по профессии, после окончания Сталинского педтехникума работал учителем в селах Таштагольского района, очень любил детей и свою работу педагога. Тяжело переживал, что его отстранили от работы в школе, когда брат Никита попал под репрессии. Николай писал в разные инстанции, чтобы ему разрешили работать в школе. В начале войны был взят в трудармию — работал на лесоповале в поселке Чеболса, рубили лес для шахт. Его взяли на фронт в начале января 1943 года. Один месяц он обучался в Новокузнецке в военном училище, затем отправили на фронт под Смоленск. Он воевал стрелком отдельного лыжного батальона 16-ой Гвардейской ордена Ленина стрелковой дивизии недолго — чуть больше месяца. 21 марта 1943 года он погиб. Домой в апреле пришла вторая похоронка-извещение, в которой говорилось: «Ваш сын гвардии красноармеец Куртигешев Николай Михайлович, стрелок отдельного лыжного батальона, в бою за социалистическую родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 21 марта 1943 года. Похоронен — дер. Верховая Всходненского района Смоленской области». Николай, самый старший из детей, по характеру был очень добрый, душевный человек. В семье его все любили за его заботу, внимание и помощь. Когда он приезжал домой в гости, он обязательно всем покупал, хоть небольшие, подарки. Гибель Николая была невыносима и для отца, и для матери, и для сестер, и брата. Вспоминая этот черный день в апреле 1943 года, когда принесли домой похоронку, самая младшая сестра Николая, Аганя, которой тогда было 9 лет, говорит: «Мама и старшая сестра Василиса, которой было 16 лет, по очереди брали и читали извещение, не веря в то, что там было написано, потом до них словно стало доходить, что Николая больше нет, и они стали рыдать. Я смотрела, как они то обнимутся от горя, рыдая, то снова плачут разъединившись. У меня же сердце словно окаменело, я не могла плакать, слез не было, в то время, как мама и сестра обливались слезами. Я вышла из дома и пошла в лес — мы жили на краю деревни рядом с лесом. День был солнечный, прохладный. И здесь среди деревьев сердце стало отходить и у меня полились слезы, я начала рыдать».

Никита Михайлович КуртигешевНо жизнь продолжалась. В семье Куртигешевых остался последний сын Никита, 1912 года рождения, защитник (адвокат) по профессии. В 1936 году он был репрессирован, его посадили в тюрьму, отбывал наказание на Печоре на нефтяной вышке прорабом, вернулся в 1938 году домой, работал в шахте в Осинниках, был травмирован — во время аварии повредил позвоночник, дали инвалидность. Во время войны мужчин в деревне не осталось, ему стали предлагать работать в колхозе на Березовой Гриве председателем, и он несколько месяцев поработал, но дальше работать не захотел (он думал, что его могут снова посадить за малейшую оплошность) и решил уйти добровольцем на фронт. Это был уже 1944 год. Наши войска гнали немцев на запад и освобождали страны Восточной Европы. Никита освобождал Венгрию, воевал под городом Будапештом. Был тяжело ранен и направлен на лечение в госпиталь. По ошибке его посчитали убитым и отправили домой похоронку.

Получив в конце войны похоронку на последнего сына, отец Михаил Васильевич Куртигешев решил, что и ему не стоит жить, раз все его сыновья умерли. В ноябре 1944 года он, ремонтируя овчарню в колхозе, простудился, началась пневмония. Лечился сулемой, которая помогала ему, но, когда пришла похоронка на последнего сына Никиту, он перестал лечиться, выкинул все лекарства, снова стал болеть и слег. В июле вдруг пришло письмо от Никиты, в котором он сообщал, что был тяжело ранен и лежит в госпитале (Никита не знал, что на него отправили похоронку). Но больной отец не поверил, что письмо от сына, что сын живой, решил, что его обманывают, чтобы он начал лечиться. В сентябре 1945 года Никита вернулся домой. Отец был рад, что сын вернулся живой, хотя больной и израненный. Но про себя он знал — жить ему осталось немного. Отец умер в январе 1946 года. Было ему 60 лет. Закончилась его трудная жизнь, полная трудов, тревог, страхов и горя.

Любовь Чульжанова,
2009, 2015 гг.

Поделиться