В давние времена выше поселка Шодрово, где матушка Мрас-Су несет свои воды спокойно и тихо на правом берегу была высокая скала, а на ее вершине, крепко вцепившись корнями в камни, рос огромный кедр. Какими силами он удержался на голой скале сотни лет, где он находил питание для своего роста — никто не знает. Ветры гнули-ломали лесного великана — не сломали,  дожди смывали, молнии били — не смогли сгубить могучее дерево.

Каждый год этот кедр давал щедрый уро­жай шишек. Сбитые ветром, падали шишки с высокой скалы и разбивались, рассыпая мно­жество орехов по камням. Бурундуки, белки, соболи, медведи и множество других зверей и птиц собирали и питались щедрым даром лесного великана. Даже люди приплывали на лодках, чтобы набрать вкусных орешков. Не зря говорят, что кедр — это хлебное дерево тай­ги. Кедр укрывает лесных обитателей в непо­году, на его ветвях строят свои гнезда белки и птицы, под корнями на мягкой хвойной под­стилке роют свои норы барсуки и даже хозяин тайги — медведь, бывает, укладывается спать на зиму под могучим великаном, выкопав берлогу и устлав ее мягкой хвоей. В общем, кедр для тайги — это очень нужное дерево.

В один год особо щедрый урожай шишек уродился на этом и других кедрах в лесу. Как обычно, ветром посбивало спелые шишки. Далеко разлетались они с высокой скалы, раз­брасывая свои вкусные орешки. И опять был великий пир для лесных обитателей. И толь­ко одна шишка удержалась на самой макушке дерева, приклеившись смолой к стволу.

Пришла осень. Уже все орешки были подо­браны с камней и спрятаны лесными жителя­ми в укромных местах в ожидании холодной и голодной зимы. Задули холодные ветра, на­чались дожди.

В один из осенних дней пролетавшая над кедром птица кедровка заметила приклеив­шуюся к стволу одинокую шишку. Громким пронзительным криком птица возвестила о своей находке. Круто спикировав, она села на дерево и стала лущить шишку. Быстро рас­правившись с ней, она снялась с дерева и полетела на другой берег реки, где не было скал и было ровное место. Там она в укромном ме­сте спрятала свою добычу — горсть отборных орехов с оставшейся шишки. Такая это птица-кедровка. Когда она сытая, старается везде понапрятать кедровых орешков. Но потом за­бывает эти места, и орешки достаются другим зверюшкам и птицам. Но многие ненайден­ные орехи весной прорастают. Поэтому, ещё кедровка считается распространителем кедра в тайге. Вот и сейчас, закопав орешки в земле и укрыв листьями, кедровка улетела по своим птичьим делам, в поисках других оставшихся шишек.

Вот и осень перешла в зиму. Спрятанные ке­дровкой орешки нашла мышка-полёвка и бы­стренько перетаскала в свою норку, радуясь неожиданной находке. Только один орешек, спрятанный подальше от других, остался не­замеченный мышкой и уцелел, не попав в мы­шиный желудок.

Со снегом, морозами и холодным ветром пришла долгая зима. Снег надёжно укрыл оре­шек от лесных обитателей. Тепло и спокойно ему под снежной шубой. Никакие морозы и бураны не страшны под таким покрывалом. Только одного боится  орешек — как бы не вер­нулась мышка и не нашла его. Тогда не мино­вать ему смерти от мышиных зубов. Но на­прасно боялся  орешек мышки — в один из дней она сама стала добычей маленького хищника-ласки. Пробегала она по снегу и услышала под ним шуршание мыши. Нырнув под снег, она мигом поймала разжиревшую  мышь, за­давила и,  утащив под корягу, закопала в снегу на чёрный день. Сама чуть больше мыши, ла­ска является страшным охотником для мы­шей, пташек и даже таких крупных птиц, как рябчик и тетерев. Сытая ли, голодная, ласка неутомимо охотится круглые сутки. Поэтому, говорят, что не зря бог не дал росту ласке — кровожаднее зверя не было бы на земле.

Но увидев возле своего жилища ласку или её следы, человек никогда не обидит зверь­ка, а наоборот обрадуется, потому что знает — этот зверёк никогда не уйдет из жилища че­ловека, не уничтожив полностью всех мышей и крыс в доме. Да-да, и с крысами не боится сражаться этот храбрый зверёк. В страхе по­кидают мыши и крысы место, где объявилась ласка или её старший брат — горностай.

Но вернёмся к орешку. Спокойным сном до весны заснул он под листьями в земле, надёж­но укрытый снегом от лютых морозов. Но в одну ночь случился в тайге страшный ураган. С огромной силой раз за разом налетал ветер на могучего великана на скале. Скрипел, сто­нал, низко прогибался кедр под его напором, но ещё держались за камни могучие корни. И только под утро не устоял лесной великан на скале: разъярившись, собрав всю свою силу, ветер обрушился на непокорного великана и разорвал могучие корни.

Со стоном, со страшным треском, на всю тайгу вскричал непокорённый великан, падая с высокой скалы. Ломая толстые ветви о кам­ни, летел и катился он, и докатившись до бере­га, испустил дух. Только одна мысль мелькну­ла в последнюю минуту у кедра: эх, столько орехов я родил за свою жизнь, сколько зверей и птиц я накормил ими, а вот потомства не оставил. Значит зря я прожил свою жизнь. Но в следующую секунду и эта мысль угасла в безжизненном дереве.

Но зря так думало умирающее дерево — не одно, а много семян проросло в тайге, унесён­ные и схороненные запасливыми птицами и зверьками. И среди них был и наш орешек. И он сейчас спокойно спит, дожидаясь тёплых весенних деньков.

Какая бы долгая зима ни была, но всё равно когда-то и она кончается, уступая бурному натиску весны. Тёплое солнышко растопи­ло холодный снег, зажурчали ручьи, запели радостно птички. Талая вода взломала лёд, и матушка Мрас-Су понесла его в далёкие моря. В один из дней прибывающая вода до­стигла погибшего кедра, подхватила и понес­ла вниз по бурным своим волнам. В посёлке Тоз его увидел человек, зацепил багром и вы­тащил на берег. Распилил пилой на короткие чурки, расколов которые наготовил на зиму большую поленницу дров. В холодные дни он затопит этими дровами печь, сварит пищу и накормит ею своих детей и себя. И этих дров ему хватит на всю долгую зиму. Вот так, даже погибнув, могучий кедр не даёт погибнуть другим, живущим на этой земле.

А наш орешек дал побеги и начал новую жизнь. Много хорошего и плохого увидит он, пока станет могучим деревом. Зимой он бу­дет замерзать, летом изнывать от жары. Он на себе испытает, какое это нехорошее существо разумный человек.

Залезая за неспелыми шишками, люди будут ломать молодые ветви; ночуя и спасаясь от непогоды, люди будут жечь костры под ним, отравляя едким дымом и поджигая корни, ради забавы влюблённые будут топором вы­рубать на его теле разные надписи. Даже ди­кие звери и птицы не приносят столько вреда кедру, сколько разумный человек. Выросший на высокой скале могучий кедр не испытал того, что испытал молодой кедр, выросший на хорошем ровном месте.

Всю жизнь проживший в тайге шорский на­род с детства знал, что значит для тайги кедр. Он никогда не бил незрелых шишек, не разво­дил под ним костров, не рубил топором могу­чий ствол. С молоком матери впитывали шор­ские дети эти истины и потому жили с тайгой в мире и согласии.

Но другой человек пришёл сейчас в лес. И этот человек не любит тайгу, природу, не дума­ет о будущей жизни, что он оставит своим де­тям. Этот человек мотопилой пилит деревья и в первую очередь кедры, мощными ружьями уничтожает лесных обитателей, тракторами давит молодые деревца, сеткой вылавливает рыбу, экскаваторами роет нашу землю. Тяжё­лое время пришло на берега матушки Мрас-Су: обмелели её берега, редкой стала рыба в её водах, уничтожен зверь в её лесах. Горюет и плачет матушка Мрас-Су, видя это, а вместе с ней горюет и наш молодой кедр.

Но одумается разумный человек. И наш кедр ещё увидит, как наполнятся водой бере­га Мрас-Су, как будет плескаться в ней рыба и как будут купаться в её водах звери и пти­цы. И будет радоваться этому мой народ — шор кижи, и эту радость увидит могучее гордое дерево-красавец — кедр. Одной жизнью с тай­гой живёт человек и беречь надо её за это.

Вениамин Борискин, август 1999 г.

Поделиться