Михаил Федорович ТодышевВ июне 1995 года трагически оборвалась жизнь замечательного сына телеутского народа, большого друга шорцев Михаила Федоровича Тодышева. Все, кто его знал, навсегда сохранят в своих сердцах его светлый образ.

 

Воспоминания Людмилы Тимофеевны Рюминой (Сыркашевой), члена правления Ассоциации телеутского народа «Эне Байат».

Хочется рассказать о Михаиле Федоро­виче Тодышеве, председателе Ассоциации телеутского народа «Эне Байат». Очень большая для нас утрата — смерть Михаила Федоровича. До сих пор не могу успокоиться. Всюду ощущаю его присутствие, вижу его улыбку. Для нашей семьи он был как родной сын.

Михаил Федорович был жизнелюбивый, работящий, справедливый, требовательный к себе и к другим, обладал чувством ответственности к порученному делу.

В семье их было шестеро детей. Отец умер, когда Мише было 12 лет. Матери одной пришлось воспитывать пятерых сыновей и дочь. Все они теперь взрослые и имеют свои семьи.

В 1990 году был избран членом правле­ния Ассоциации телеутского народа «Эне Байат».

В 1991 году, по просьбе некоторых кол­хозников, Михаил Федорович согласился на создание ТОО «Байат» и стал его директором, чтоб сохранить оставшуюся землю бывшего колхоза имени Энгельса в деревне Верховской, так как отвалы угольных разрезов заваливают земли компактного проживания телеутов.

В конце июля 1994 года Миша был в Же­неве на сессии Рабочей группы ООН по коренным народам. 2 августа он вернулся до­мой, зашел к нам (живем около вокзала). Он был уставшим, но радостным: «Людмила Тимофеевна, это же целый букет народов разной национальности, который собрался решать вопросы общего бедствия. Как хочу, чтобы многие из телеутов побывали в других странах, на разных форумах, чтоб поучились полезному у других народов и сами чему-нибудь научили». Очень он тогда спешил в деревню к семье — соскучился о детях. Бывало придет домой, а дети к нему. Он обнимал их, лаская и приговаривая с радостной улыбкой: «Ой, палдарымай !» («Ох, дети мои милые!»). За последнее время он их мало видел. Целиком отдавался работе в ТОО «Байат» и общественной.

На первом учредительном съезде мне было поручено составить телеутско-русский словарь, а кандидату филологических наук, доценту, тюркологу Кучигашевой Н.А. — составление телеутского букваря. Работы наши были сданы ко времени (словарь в марте 1991 года), букварь немного позднее. Срок был сжатый. Выпуск намечался до 1992 года, но учебников до сих пор нет. Работа над ними была сдвинута в декабре 1994 года благодаря Михаилу Федоровичу, который обратился с моим заявлением в Кемеровский областной департамент образования. На мой звонок ре­дактор Кемеровского книжного издательства Захарчук Наталья Петровна ответила, что словарь сдан для печатания в типографию, а букварь находится у художника на оформлении. Как хотел Миша увидеть вышедшие из печати учебники, но не пришлось ему дождаться.

На последнем совещании членов правле­ния Ассоциации 22 мая 1995 года первым стоял вопрос о вхождении Ассоциации в блок А.Г. Тулеева. На совещании единогласно было принято решение: войти в блок Амана Тулеева. На этом совещании стоял вопрос и о праздновании 5-летия Ассоциации, которое хотели провести в деревне Шанда, так как 1-й учредительный съезд проходил там. Михаил Федорович хотел принести людям хоть немного радости в этой трудной жизни. Торопился к 15 июня закончить сев, а 17 июня отметить праздник. Деньги вносили сами члены Ассоциации. Я шила поделки для аттракциона. Но смерть Миши прервала нашу подготовку к празднику. В день пятилетия Ассоциации,16 июня 1995 года, мы проводили Мишу в последний путь.

Миша очень тепло отзывался о своем друге Тодышеве Михаиле Анатольевиче, который помогал ему всегда в любой поездке то морально, то материально.

За один присест о Мише, о его друзьях и его работе много не напишешь, да еще после такой утраты.

15 июля 1995 г.

 

Воспоминания Надежды Михайлов­ны Печениной, депутата Законо­дательного Собрания Кемеровской области.

Надежда Михайловна ПеченинаПожалуй, близко сошлись и подружи­лись мы с Мишей в Иркутске на научно-практической конференции по национальным отношениям в Российской Федерации, которая проходила в сентябре 1992 года. Не заметить этого красивого молодого человека было невозможно. Его манера поведения, уважи­тельное отношение к окружающим, энергичый, живой, незаурядный ум, чувство собственного достоинства вызывали к нему симпатию людей. Он всегда становился всеобщим любимцем на любых международных мероприятиях и форумах. С какой любовью, гордостью и уважением он всегда рассказывал о своем народе, пел свои песни (у него был очень красивый голос).

Невольно складывалось впечатление, что все телеуты такие, как он — красивые, умные, гордые, независимые, но уважающие других, люди. Он умел подойти, найти подход к любому человеку любого уровня и ранга, возраста и национальности и при этом не терял своего я, чувства собственного достоинства. Он всегда располагал к себе своих собеседников, даже несмотря на то, что о проблемах своего народа говорил и в резкой форме, убедительно. Я бы сказала был феномен Миши быстро входить в курс дел, быть всегда в самом центре событий. Он был активным участником любых форумов (в этом мы с ним сходились), поэтому, не входя в оргкомитет, тем не менее мы принимали самое активное участие, именно благодаря его умению «включиться» мгновенно.

Мы понимали друг друга с полуслова, с полувзгляда, не надо было говорить, мы думали одинаково (мне тяжело говорить о нем в прошедшем времени). Мы были близки по духу. Я всегда говорила телеутам и всем, что такого парня нет у шорцев и долго не будет. Я не стеснялась говорить, что люблю этого парня любовью с восторгом. Как я была горда, что у нас есть такой «самородок», яркий и светлый, потому что у него никогда не было личного, никогда не заботился он о себе и для себя, он был совестью телеутского народа, был кристально честным и благородным.

И мне, как женщине, старшей по возрас­ту, было чрезвычайно приятно с ним работать. Ни на минуту он не забывал, что я женщина, не забудет подать руку, снять, одеть пальто, взять разнос, подарить цветы, и все само собой, без усилий. Он никогда не забывал, что он мужчи­на, как это часто бывает у наших политиков — если он начальник, то забывает, что он прежде все-таки мужчина в любых обстоятельствах.

Не проживая в Москве, не будучи членом оргкомитета, мы всегда работали над итоговыми документами форумов. У нас было несколько путей и способов достижения цели. Где не получалось сразу, все равно достигали своего и в результате в итоговых документах был учтен наш взгляд, наше мнение, наши интересы, вернее интересы наших народов.

С Тодышевым шорцев у меня несколько другие отношения, хотя втроем мы были уже силой, которой мало кто мог противостоять. Михаил Анатольевич Тодышев действовал более расчетливо и последовательно и сдерживал нас частенько, но иногда мы не слушали его и ... в результате у нас получалось. Мы были всегда уверены в себе, так как личного у нас не бы­ло никогда. Мы даже мало говорили о своих семьях, у нас были более важные темы и дела.

Я не могу вспомнить ни одного факта, что­бы он не выполнил своего обещания. С ним было надежно и работать с ним было одно удовольствие. Я Тодышеву старшему говорила всегда — если мы будем втроем, то нет ничего невыполнимого для нас. Пусть со стороны это было самоуверенным, но я знала хорошо этих ребят и свое упорство и железное правило — не отступать, не мириться с ситуацией, а искать выход. Мы прекрасно дополняли друг друга. А теперь я осиротела. У меня нет духовного отца, с которым я сверяла все свои мысли, а теперь у меня нет и тыла. Когда я думаю об этом, у меня одна мысль — в чем я провинилась перед Богом, почему он забирает моих самых любимых и дорогих мне людей? Все мои воспоминания заканчиваются неимоверной тоской и безответным почему?.. и конечно слезами. Я могу быть гордой тем, что они меня любили взаимно, вернее даже обожали — и Андрей Ильич и Миша. Я всегда была уверена в себе, а сейчас у меня сомнения, выдержу ли, смогу ли я без них. Когда я шла в депутаты, я знала, что у меня есть надежные друзья, которые не предадут меня ни при каких обстоятельствах. Я была такой богатой.

Поделиться