История Шории намного сложнее, чем многие себе представляют. Наивны, например, бытующие доныне мнения о шорцах, как об автохтонах, то есть живущих в Шории извечно, меняющих лишь язык. Не менее наивно и утверждение — будто бы шорцы происходят от монголов, завоевавших Южную Сибирь и внесших в нее свой антропологический облик.

Начиная с III—IV тысячелетий до н. э. волны миграции идут с запада — из Причерноморья; с северо-запада — из-за Урала (Подмосковье, Кама); с юго-запада — из Средней Азии, Ирана, Памира; с северо-востока — с Байкала; с востока — из современной Монголии. В Сибири селятся люди разных антропологических особенностей: европеоиды центральноевропейские — типа южнорусских; полуевропеоиды, полумонголоиды — ныне коми, удмурты, марийцы; средиземноморские европеоиды — памиро-ферганцы; байкальские монголоиды — эвенки, нанайцы; монголоиды центральноазиатские — монголы, тувинцы, якуты. В конце I тысячелетня до н. э. здесь появляются тюрки — основные предки современных шорцев.

Носителями исторически складывающихся и сменяющих друг друга культур — от афанасьевской (III тыс. до н. э.) до одинцовской (I—VII вв. н. э.) — были этносы совершенно разного происхождения, которые со временем перемешались, создав очень близкую группу народов Южной Сибири. Назовем этнический состав, сложившийся во второй половине I тысячелетия до н. э., то есть более близкий к письменно фиксированной истории. В Туве, в Горном Алтае, на Иртыше и в Казахстане обитали ираноязычные европеоиды, позже известные как юэчжи — по китайским летописям; саки, массагеты, усуни — по европейским письменным источникам. Это были племена индоевропейской языковой семьи. Их язык очень близок к языку европейских скифов. Очень близким к скифскому был и антропологическнй тип, а также быт сибирских иранских племен.

Надо заметить, что внешний вид современных иранцев, в своей массе брюнетов, коренным образом отличается от облика античных иранцев. Те, что переселились в Иран, смешались с аборигенами и приобрели их антропологический облик. Иранцы же Европы и Сибири — скифы, сарматы, савроматы, юэчжи — оставались русыми и светлорусыми европеоидами.

Плотные поселения образовали в Минусинской котловине, Туве, Кемеровской области так называемые енисейцы — кеты. Они, как убедительно доказывает ученый Н.Л. Членова, в середине I тысячелетия до н. э. обитали в Синьцзяне, в Монголии, по всей Южной Сибири, в Казахстане. Пришли же из западных районов Ирана. У них очень своеобразный язык, имеющий общие черты с языками некоторых кавказских народов, с языком бурушаски, живших в Индии, а также с языком басков Испании. Некоторые ученые сближают кетский язык и с языками индейцев.

Народ был очень многочисленный. Но как это часто бывает в истории, он растворился среди других народов. Значительная его часть вошла в состав шорцев. В настоящее время кеты, в количестве одной тысячи, живут на севере Красноярского края.

В степном Алтае в I—VII веках н. э. сложилась одинцовская (верхнеобская) культура. Большинство ученых считает, что ее носителями были самодийцы. Они переселились на Алтай с севера, вытеснив оттуда кетов. Самодийцы проникли в Сибирь в третьем-четвертом тысячелетиях до н. э. из Подмосковья, преодолев сложный путь через Урал. Пересекли территорию Западной Сибири и надолго освоили район Томска — Нарыма. В конце же первого тысячелетия до н. э. они стали перебираться в степные районы Алтая, где прочно утвердились в I веке н. э. Языки самодийцев лингвисты считают отдаленно родственными финнским. Этнически они были близки саамам-лопарям.

Таким образом, в Южной Сибири до рубежа н. э., а именно до появления первых тюрков, проживали, с точки зрения языка и антропологии, в основном представители трех этнических групп. Это ираноязычные европеоиды североевропейского типа, кетоязычные европеоиды восточносредиземноморского (памиро-ферганского) типа и самоедоязычные и угроязычные монголоиды уральской малой расы.

Первые тюрки, появившиеся в Южной Сибири, обликом близки современным монголам, якутам, тувинцам. По ряду соображений можно с уверенностью предположить, что это были протобулгары — предки нынешних чувашей. Со временем протобулгары заняли на несколько столетий верховья Енисея и верхнюю и среднюю части бассейнов Оби и Иртыша. На юге контактировали с иранцами, а на севере с южными самодийцами и кетами, оставив в чувашском языке много черт их языков, о чем убедительно пишет чувашский ученый Г.Е. Корнилов. Позже протобулгары (и протохазары) под давлением новых пришельцев ушли на Северный Кавказ, Балканы, Среднюю Волгу. На Балканах они создали государство Болгарию, слившись со славянами и став славянами по языку, а на Волге — Волжскую Булгарию и Хазарию, растворившись среди тюрков-именьковцев и тоже восприняв их язык. Лишь западнее Волги булгары сохранили свой язык, хотя и сильно смешавшись с финнами (с марийцами и мордвой). Здесь и сложился современный чувашский язык. Однако надо отметить, что булгары и хазары от Иртыша до Волги ассимилировали много иноязычных племен. В итоге современные чуваши выглядят значительно европеоиднее, чем их предки — монголоиды.

Интересно отметить, что в языках современных тюркских народов Сибири много черт, близких к чувашскому языку, в частности в произношении. В тех и других, например, слово никогда не начинается со звонкого согласного. Правда, протобулгарский язык очень сильно отличался от языков других тюркских народов, так как еще в Центральной Азии задолго до н. э. произошло разделение. Приблизительно в IV веке н. э. в горах Алтая и в Минусинской котловине обосновались тюркские племена, говорившие на языке обычного тюркского типа, хорошо понятном современным шорцам, хакасам, алтайцам, татарам, узбекам, туркам. Эти племена восходили к известным по китайским летописям гянь-гуням северо-западной Монголии, жившим до гуннов у озера Киргиз-нур. С приходом гуннов они продвинулись на север в двух направлениях — в Минусинскую котловину и на Алтай. В Минусинской котловине смешались с обитавшими там многочисленными светловолосыми европеоидами — тагарцами (динлинами), образовав сильное тюркское государство кыргызов.

На Алтае же и на Иртыше в итоге слияния пришедших туда гянь-гуней с остатками разбитых ими юэчжей и протобулгар, сложился народ, признанный позднее сыграть большую роль в истории Центральной, Средней и Западной Азии, — алтайские тюрки (тюркюты). Тюркюты расселились на обширной территории Прииртышья и на Оби, вытеснив из степного и лесостепного Алтая и из Кемеровской области на север и северо-восток южно-самодийцев.

Тюркюты степного Алтая и Кемеровской области, благодаря смешению с самодийцами и кетами, приобрели иные этнические черты. Поэтому будем называть их «тюрки Кузбасса» или «кузбасские тюрки» (по предложению археолога М.Г. Елькина).

Считаем, что непосредственные потомки кузбасских тюрков и кыргызов — те современные шорцы, что являются носителями мрасского диалекта, а также чулымцы среднего Чулыма и хакасы. Они говорит на так называемом з-языке (козан — заяц, казын — береза, позум — я сам), в корне звучит звук «з».

В 9 веке на территории от верховьев Иртыша до Павлодарского Прииртышья на юге, до Кузнецкого Алатау на северо-востоке, до современного Омска на северо-западе и до линии Новосибирск — Томск на севере, то есть на территории кузбасских тюрков, образовалось новое племенное объединение — кимакское. Кимаков как этническую группу археологи связывают со сросткинской культурой. Ученые М.П. Грязной и Д.Г. Савинов выделяют шесть локальных вариантов этой культуры: бийский, барнаульско-каменский, новосибирский, кемеровский, восточноказахстанский, западноалтайский.

Относительно доалтайской истории кимаков известно мало. Но ясно, что они происходили от так называемых телеских племен, обитавших в Западной Монголии и верховьях Иртыша. Язык их имел ощутимые особенности, в частности в произношении. Например, вместо кузбасско-тюркского з они произносили й, вместо ч произносили также й, вместо ш — ч (кузбасское козан — кимакское койан: заяц, кузбасское чакшы — кимакское йакты; хорошо, кузбасское кеш — кимакское кеч: переправляться). Из шести локальных вариантов сросткинской культуры только одни — кемеровский — полностью сохранил кузбасско-тюркские особенности культуры и языка.

В X веке на юге Алтая опять произошли важные события, приведшие к локальному «великому переселению народов»: на исторической арене появился новый сильный народ — кара-кытан (кидане). Кстати, не надо путать их с китайцами: к китайцам они никакого отношения не имеют, а были монголами или, как считают некоторые ученые, маньчжурами. Под их давлением обитавшие в северо-западной Монголии восточные теле, так называемые телеуты, переселились на реки Чарыш и Ален, левые притоки Оби. Эта экспансия постепенно распространилась до впадения в Обь реки Чумыш, где они основали свою ставку, не заходя ни севернее, ни восточнее.

Вторжение телеутов вынудило кимаков значительным количеством уйти на запад, где они перегруппировались, втянув в свою орбиту другие тюркские племена, а также угров и алан-осетин, образовали новую конфедерацию под именем кыпчаки, или команы, куны, половцы.

Новосибирский, восточноказахстанский и западноалтайский варианты сросткинской культуры дали начало в Западной Сибири тоболо-иртышским и барабинским татарам.

Часть населения бийского варианта продвинулась вверх по Бии до Телецкого озера, поглотив находившихся там самодийцев и распавшись на три народности — кумандинцев, туба и чалканцев.

Носители кемеровского варианта стали среднечулымцами.

Основательнее всех сдвинуться с места пришлось барнаульско-каменским кимакам, так как их территорию телеуты сделали своим политическим центром. Кимаки расселились по реке Кондоме, ассимилировав местных самодийцев, которые сами незадолго до того вытеснили кетов, живших до этого по всему Чумышу.

В низовьях Кондомы барнаульско-каменцы, ставшие здесь кондомцами встретились с кузбасскими тюрками — мрасцами, давно освоившими эту часть Притомья. Кондомцы пополнили единый шорский народ.

Как видно из изложенного, сибирский регион заселялся в разнос время и разными по своим истокам племенами. Кроме того, здесь происходили неоднократные перемещения. Не случайно антропологический облик шорцев очень разнообразен. Выделим следующие типы:

центральноазиатский (Нижн. Мрассу) — монголы, якуты, тувинцы;

уральский (Нижн. Кондома) — ханты, манси, удмурты, марийцы;

памиро-ферганский (Верх. Кондома, Верх. Мрассу, Средн. Мрассу) — памирцы, часть узбеков, кавказцы;

байкальский (Нижн. Мрассу) — эвенки, нанайцы;

южносибирский (Нижн. Мрассу, Нижн. Кондома) — казахи, ногайцы. Прогнатизм, то есть лицо с выдвинутой вперед челюстью, характерен для жителей Нижней Кондомы.

Но, с единым языком, культурой, психологией, народ един.

Электрон Федорович Чиспияков,
кандидат филологических наук,
1997 год

Поделиться