Конституция нашей страны начинается словами — «Мы, многонациональный народ Российской Федерации». Действительно, в России проживают примерно 130-135 народов. Как независимое государство, являющееся субъектом международного права, Россия является высшей формой самоопределения титульного или государствообразующего народа — русского. Около 100 народов являются коренными, так как проживают на своих исконных территориях, не имеют более нигде на Земном Шаре своей исторической родины и не имеют своего государственного образования на уровне субъекта международного права. Остальные народы являются национальными меньшинствами, так как за пределами страны проживания, то есть России, имеют свои исторические родины, которые к тому же могут быть независимыми государствами, имеющими статус субъектов международного права. К национальным меньшинствам, таким образом, относятся немцы, корейцы, курды, ассирийцы, украинцы, казахи и т.д. Отличие между коренными народами и национальными меньшинствами заключается также в том, что гарантом прав и защитниками интересов национальных меньшинств могут выступать независимые государства, являющиеся их исторической родиной. Например, Германия на протяжении многих лет оказывает содействие как в политическом, так и в экономическом плане российским немцам. Россия, в свою очередь, взяла на себя обязательства защиты прав и интересов русских, проживающих в странах Прибалтики и СНГ. В этом отношении гарантами и защитниками прав коренных народов в любом государстве могут выступать только сами коренные народы, их общественные организации и политические институты.

Общая численность коренных народов России не превышает 15 процентов от численности всего населения страны. При этом народов, численность которых превышает один миллион человек, всего несколько. Это татары — 5,5 млн. человек, чуваши — 1,8, башкиры — 1,3, мордва — 1,1. Большинство коренных народов России имеют численность не выше 0,5 млн. человек,  а численность 60-ти народов не превышает 50 000 человек. Среди них имеются народы численностью не более одной тысячи человек. Около 30 коренных народов России имеют свои национально-государственные (республики) и национально-территориальные (автономные округа) образования. Из 21 республики и 10 автономных округов экономически развитыми и, соответственно, не дотационными являются всего несколько. Это республики — Татарстан. Башкортостан, Саха (Якутия), и автономный округ — Ханты-Мансийский.

Во многих республиках и во всех автономных округах титульный народ составляет меньшинство населения и подчас не представлен должным образом в структурах власти. Особенно данная ситуация наглядно проявляется в автономных округах. Это налагает определенные трудности в решении тех вопросов, которые непосредственно связаны с возрождением и сохранением культуры, языка, традиционного образа жизни, с сохранением окружающей среды территорий проживания коренных народов. Перед многими коренными  народами  северных территорий Российской Федерации встал вопрос о физическом выживании, о дальнейшем существовании их как неповторимых этносов.  В этой связи совершенствование законодательной базы Российской Федерации по предоставлению гарантий и защите прав и интересов коренных народов является актуальной задачей. В настоящее время это тем более важно, так как Россия весной 1996 года вошла в состав Совета Европы и обязана соблюдать международные нормы и общепризнанные принципы в области гарантий, соблюдения и защиты прав и интересов коренных народов.

В российском правовом поле отсутствует термин «коренные народы». Вместо него используется термин «коренные малочисленные народы», закрепленный в Конституции Российской Федерации. Для выделения коренных народов России в эту группу введен численный критерий — 50 000 человек. Не будем рассматривать правомерность именно этого числа, а рассмотрим применение численного критерия вообще.

Во-первых, введение численного критерия противоречит международным правовым документам, где при определении термина «коренные народы» численный критерий даже не упоминается. Во-вторых, при определении правосубъектности народа как такового введение численного критерия с юридической точки зрения является дискриминационным. В-третьих, имплементируя в национальное законодательство международные правовые нормы, или используя их при отсутствии соответствующих внутренних правовых норм, что, например, в отношении коренных малочисленных народов записано в ст. 69 Конституции РФ, можно впасть в терминологическую и содержательную коллизию в отношении тех коренных народов России, численность которых превышает 50 000, но которые считают необходимым и правомерным применение международных правовых норм в отношении себя.

Хотелось бы отметить также то, что международное правовое поле в отношении народов, коренных народов, в частности, развивается, дополняется. Например, в структурах ООН рассматривается проект Декларации о правах коренных народов, где, кроме статей об экономических, социальных и культурных правах, имеются статьи и о политических правах коренных народов. В контексте этой Декларации, ее статей использование численного критерия при определении понятия «коренные народы» абсолютно не приемлемо. Тем не менее, при совершенствовании национального законодательства Российской Федерации по проблемам коренных народов, особенно их экономической деятельности, земельных отношений необходимо в первую очередь уделить внимание тем народам, которых принято называть малочисленными.

Кара-кыс Аракчаа (Тыва)
1997 год

Поделиться