Саяно-Алтайский регион Российской Федерации включает в себя территорию трех республик Южной Сибири — Хакасию, Тыву и Алтай, а также запад Иркутской области, юг Красноярского края и Кемеровской области, юго-восток Алтайского края.

В регионе проживают, помимо русскоязычного населения, коренные тюркоязычные народы — хакасы, тывинцы, алтайцы, шорцы, тофалары, кумандинцы, челканцы, телеуты и другие.

У этих народов, как отмечают ученые, одни тюркские корни, т. е. их языки являются агглютинативного типа, принадлежат к восточно-хуннской ветви тюркских языков, у них общая история, одинаковое настоящее и будущее. В современных условиях глобальной коммуникации, становления рынка и демократизации общественной жизни возникла угроза исчезновения их самобытности.

Первым элементом самобытности народа является язык как средство общения и хранитель знаний. По данным Всемирного фонда дикой природы, в XX веке прекратило существование около 600 языков, иначе говоря, лексическое разнообразие мира обеднялось ежегодно на два языка, еще более разовьется эта тенденция в XXI веке [1]. Лингвисты приводят разные прогнозы по количеству языков, которым предстоит исчезнуть в течение нынешнего столетия. Например, Т. Скутнаб-Кангас в своем докладе на пленарном заседании Международного конгресса по языковой политике (Барселона, 2002) отметила, что, согласно самому оптимистическому варианту, половина современных бесписьменных языков мира исчезнет или не будет изучаться детьми, согласно же пессимистическому варианту, который она считает более реалистичным, только 10% из них (или даже 5%, около 300) останутся жизнеспособными к XXI веку [2, с. 5].

Что касается Саяно-Алтайского региона Российской Федерации, то здесь сложилась весьма сложная языковая ситуация.

По переписи населения 1989 года, из 731 человека тофаларской национальности родной язык знали только 314 человек, т. е. меньше половины тофаларов, в основном старшее поколение. Только с 1990 года тофаларский язык стал предметом преподавания в начальной школе [3, с. 373]. Шорским языком владеют 9,4 тысяч человек из 16,7 тысяч шорцев. Язык используется главным образом в быту [3, с. 498].

Неуклонно сокращается число хакасов, говорящих на родном языке. Если в 1926 году владели родным языком 96% хакасов, то в 1989 году — только 76%. Хакасский язык вошел в Красную книгу исчезающих языков ЮНЕСКО (Red of Endangered Languages: Northeast Asis, 1993—1996) [4, с. 8]. Тем не менее, в последние годы заметно повысился интерес детей к изучению материнского языка. Об этом свидетельствует тот факт, что в настоящее время хакасский язык и литература изучаются в 59 полных средних, 21 основной средней и 41 начальной школах Республики Хакасия. Их изучают 8796 учащихся или 76% всех хакасских учащихся, что в основном соответствует проценту владеющих родным языком хакасов. Хакасский язык служит языком обучения и воспитания в начальных классах, а также преподается в Институте саяно-алтайской тюркологии Хакасского государственного университета им. Н. Ф. Катанова (ХГУ) [5, с. 86].

Аналогичное положение сложилось с алтайским языком. На нем также ведется преподавание в начальных классах. Как предмет алтайский язык и литература изучаются в старших классах, а также в Горно-Алтайском государственном университете [2]. Усилиями ученых республики разработана концепция национальных школ Республики Алтай, которая утверждена республиканским правительством в июле 1992 г. В ней определены модели алтайской, а также русской и казахской школ и механизмы их реализации с 1992 по 2010 годы. Модель алтайской школы предусматривает обучение и воспитание детей, начиная с дошкольных учреждений и кончая общеобразовательной средней школой, на родном языке, за исключением предметов общегосударственного значения, которые ведутся на русском языке. В русле реализации «Концепции национальных школ Республики Алтай» открыты новые детские сады, созданы экспериментальные алтайские школы, республиканские лицеи и гимназия [6, с. 130-131]. В Республике Алтай доля детей, обучающихся на родном языке в начальной школе, выше, чем, например, в Республике Хакасия, составляя, соответственно, 17% и 7% на 1995 — 19% учебный год. В целом, если сравнить ситуацию с другими тюркоязычными республиками РФ, то по охвату детей, обучающихся на родном языке и (или) изучающих его как предмет, то в РА он равен 26%, в РХ выше — 50% на указанный период [4, с. 106-107].

Более благополучная обстановка сложилась в Республике Тыва. Здесь родным языком владеют 98,1% тывинцев. Тывинский язык является языком обучения и воспитания в 1-7 классах и предметом преподавания в 8-11 классах, а также изучается в средних специальных учебных заведениях республики и на тывинском отделении филологического факультета и в тывинских группах факультета начальных классов Тывинского государственного университета. К тому же в университете предметы, связанные с тывинской филологией, преподаются также на родном языке [4, с. 120]. По мнению специалистов, реализация Закона Республики Тыва «Об образовании» и «Основных направлений развития народного образования Республики Тыва на 1991—2000 годы» во многом способствовала преодолению трудностей, вызванных нехваткой преподавателей с хорошим знанием родного тывинского языка [7, с. 138].

Как видим, языковая ситуация в Республике Хакасия отличается от предыдущих моделей низкой степенью демографической и коммуникативной мощности. Социолингвист Т. Г. Боргоякова объясняет такое положение хакасского языка тем, что «к моменту принятия нового языкового законодательства процессы языковой ассимиляции развивались в Хакасии достаточно активно в русле проводимой официальной политики» [2, с. 249].

Таким образом, одни языки народов Саяно-Алтая находятся на грани исчезновения, другие — перед угрозой исчезновения.

Утрата языка — это не только трагедия для его носителя, а целая драма для всей мировой цивилизации. Исчезновение одного языка означает утрату всей информации о среде обитания данного народа, его истории и опыта социальной практики, его традиций, литературы и искусства, его мировоззрения и мироощущения. А это обедняет человечество в целом, сокращает объем добытых знаний прежними поколениями [10].

Вопросами сохранения хакасского языка в настоящее время активно занимается профессор кафедры хакасской филологии В. Г. Карпов. Думается, он доложит участникам конференции свои взгляды на решение данной проблемы.

В контексте с проблемой сохранения и развития языков встает вопрос о развитии национальных литератур народов Саяно-Алтая. У этих народов есть богатейший фольклор, настоящий кладезь народных знаний, опираясь на фольклорные традиции, развивается их письменная литература. Однако в настоящее время издание литературы на национальных языках прекратилось из-за отсутствия средств, что стало основным тормозом их развития [10]. В связи с этим на первый план выдвигается вопрос о государственной поддержке возобновления издания литературы на родных языках. Без этого литература народов Саяно-Алтая просто не выживет.

С проблемой сохранения и развития родных языков и литератур народов Саяно-Алтая тесно связан вопрос о развитии национального образования в регионе. Прав был первый директор ИСАТ профессор С. П. Ултургашев, который считал национальные школы центром воспроизводства и продолжения национальных традиций. В последние годы учительский корпус республики и национальную интеллигенцию тревожит и беспокоит укрупнение сети образовательных учреждений, расположенных в сельской местности. Как правило, это национальные школы. Если они исчезнут, то этнос потеряет корни. Сегодня сельские школы объединяют интересы коренных народов Саяно-Алтая, поддерживают этнокультурную направленность наших новых поколений. Ведь национальный дух народа, прежде всего, сохраняется и воспроизводится в сельской местности, где человек непосредственно связан с землей. Поэтому следует всемерно поддерживать сельские школы, помогать им в освоении новых технологий обучения и воспитания. До сознания каждого учителя необходимо довести истину о том, что национальная школа сегодня должна: привить своим воспитанникам традиции родной и российской культуры; помочь учащимся освоить компьютерную технику; нацелить их на практическое овладение хотя бы одним иностранным языком, т.е. владеть родным, русским и, кроме этого, свободно владеть иностранным языком. Без таких составляющих, на наш взгляд, выпускник современного учебного заведения не может быть конкурентоспособным специалистом на рынке труда, не может занять достойное место в обществе.

Второй элемент самобытности народа представляют религиозные верования. Народы Саяно-Алтая известны как шаманисты. За последние три столетия сюда пришли и взаимодействуют три мировые религии: христианство, буддизм и ислам. Двоеверие стало характерной чертой местного населения. Воинствующий атеизм Советской власти не смог вытеснить из жизни общества ни шаманизм, ни другие религии. В период перехода к рынку и демократии весьма оживилась религиозная жизнь. Основаны Абакано-Кызылская епархия, Саянский казыят, построены и строятся храмы, монастыри, дацаны, различные культовые заведения, возникают религиозные общества и секты, в целом растет влияние религий на общественную жизнь региона. Благодаря деятельности церкви народы Сибири возвращаются к своим истокам.

В связи с этим требуется научное изучение религиозных событий и явлений. Органам государственной власти и управления республик Саяно-Алгайского региона необходимо правильно ориентироваться в современной религиозной ситуации, проводить адекватную политику. Это, во-первых. Во-вторых, необходимо обеспечить научную подготовку кадров религиоведов. В настоящее время ощущается явный дефицит религиоведов. В Хакасии, например, всего лишь один научно остепененный специалист. Примерно такое же положение с кадрами сложилось в других республиках региона. Без компетентных специалистов проводить правильную религиозную политику будет весьма проблематично.

Третьей основной частью самобытности народа выступают традиции. За свою многовековую историю народы Саяно-Алтая выработали много славных трудовых и боевых, бытовых и культовых традиций. Им свойственно охранительное отношение к окружающей среде. Они на генетическом уровне чувствуют требования природы. Весь уклад их жизни строится на трудолюбии, дружелюбии, уважении к старшим, патернализме к младшим. Разумеется, традиции не остаются неизменными. Каждое новое поколение вносит свои коррективы, обогащая их своим опытом, своими достижениями в культуре. Так, из поколения в поколение шлифуются народные традиции.

Задача ученых — внимательно разобраться в них, определить их полезность на будущее и рекомендовать к возрождению. Примером такого возрождения народных традиций можно назвать Тун пайрам в Хакасии, Эл-Ойын в Горном Алтае, Чыл пажы в Шории. Подготовка и проведение этих праздников стали достоянием всех народов данных республик. Восстановление традиций и обычаев народов Саяно-Алтая становится важнейшим условием возрождения России.

Четвертая составная самобытности народа — это культурное наследие. Народы Саяно-Алтая создали самобытную и самодостаточную цивилизацию. С присоединением к России они интегрировались в российское общество, развиваются в его лоне. Их культурные достижения стали вкладом в российскую и мировую цивилизацию.

Духовными узами общества должны стать такие ценности народов Саяно-Алтая, как бесценность Земли обитания народа; священность Женщины-Матери; благословенность созидательного труда; живительность Знания, просветляющее сознание; вечность Идеалов, связывающих поколения, и т. д. [9]. В соответствии с ними и на основе их надо осваивать и использовать все богатство культурного наследия этого региона.

По этому пункту проф. С. П. Ултургашев на конференции, посвященной 280-летию дешифровки древнетюркской письменности, озвучил следующее: «Здесь большое поле деятельности для ученых разных специальностей — философов, социологов, археологов, этнографов, филологов и других специалистов. Ученому сообществу предстоит огромная работа по изучению культурно-исторического наследия народов Саяно-Алтая и использования его для становления свободного рынка и демократизации общества. Работы, думается, хватит всем. Не надо конкурировать, а надо дополнять друг друга. Хочется надеяться, что ученые успешно справятся с этой задачей ...» [10].

Из сказанного вытекают следующие выводы:

В условиях глобальной коммуникации, становления рынка и демократизации общества вопросы сохранения и развития языков, национальных культур и истории народов Саяно-Алтая как научная проблема еще более актуализируется.

Для решения этих проблем необходимо объединение усилий ученого сообщества — филологов, историков, археологов, этнографов, философов, социологов и других специалистов.

В целях координации деятельности ученых следует создать научный Совет по проблемам сохранения и развития языков, культур и истории народов Саяно-Алтая при Министерстве образования и науки Республики Хакасия [10].

Научное решение проблем сохранения и развития языков, культур и истории народов Саяно-Алтая нуждается в государственной поддержке.

Ултургашева О. Т., Хакасский государственный университет
им. Н. Ф. Катанова, г. Абакан.

«Историко-культурное взаимодействие народов Сибири»,
материалы международной научно-практической конференции,
посвященной 80-летию со дня рождения профессора А. И. Чудоякова

Поделиться