Выступление на конференции «Деятельность Андрея Ильича Чудоякова и духовное возрождение шорского народа»

Вопрос о происхождении шорского народа, поднятый более ста лет назад великим В. В. Радловым с тех пор постоянно вращается вокруг его идеи, что шорцы суть потомки отюреченных аборигенов черневой тайги Северного Алтая. В течение последующего столетия вопрос решался в двух направлениях: уточнялся этнический состав собственно аборигенов и тщательно выискивались исследователями антропологические, этнографические и топонимические факты, подтверждающие общепринятую радловскую точку зрения.

Несомненно, шорский народ как этнос исторически сформировался из этнических элементов самого разного происхождения. И все исследователи данного вопроса правы по-своему.

Однако в этом вопросе до сих пор остается много белых пятен.

Скажем, почему шорский народ лишь в течение последнего века более-менее ощущает себя отдельным этносом, хотя и сегодня особенно не отделяет себя ни от телеутов, ни от кумандинцев, ни от челканцев, ни от сагайцев. К тому же, у шорского народа нет принципиальных отличий ни в языке, ни в культуре от названных народов. Более того, самоназванием как шорцев, так и телеутов, кумандинцев, челканцев и сагайцев является один и тот же термин — «тадар-кижи». Данное самоназвание-этноним, видимо, недавнего происхождения, но то, что один этноним в одно и то же время вдруг становится самоназванием нескольких, казалось бы, разных народов, не может быть сочтено случайностью. И не случайно взаимотяготение перечисленных народов друг к другу. Да такое сильное, что в 1917 году пусть, к сожалению, номинально лишь, но была провозглашена Республика Ойрот (Ойрот-Хакасия), объединявшая территории расселения алтайцев, телеутов, хакасов и шорцев. Последнее, видно, остаточное взаимотяготение обнаружилось в 1991 году, когда в Новокузнецке был собран 1-ый съезд коренных народов Южной Сибири.

В научной литературе названные факты остаются без должного внимания и понимания, хотя они проливают свою долю света на прошлое перечисленных народов, в том числе и шорцев.

Вообще, в исследованиях не ясно время формирования шорского народа. Создается впечатление, что это произошло не более двух-трех столетий назад, и еще первые казаки могли встретить шорцев, говоривших на кетском, угорском или самодийском языках. Этого не было на самом деле, шорцы того времени и современные этнически суть одно и то же. Следовательно, время этногенеза шорцев значительно раньше начала колонизации Шории Россией.

У Л. П. Потапова в свое время мелькнула, но относительно шорцев не получила, к сожалению, должного развития мысль, что у народов Саяно-Алтайского нагорья определенно выделяется общий для всех древнетюркский субстрат, который связан с племенами объединений тукю и теле (см. Потапов 1969, 188 и др.). Этот этнический субстрат, видимо, сложился в процессе этногенеза самих тукю и теле. А после исчезновения с исторической арены этих этносов остался в том же своем качестве у народов Саяно-Алтая, несколько смешавшись с иными тюркскими и нетюркскими влияниями и течениями. Исходной точкой процесса этногенеза тукю (тюркютов) и части теле следует считать переселение на Алтай в 406 году нашей эры тюрков Ашина. Здесь они смешались с местным населением, среди которого были кетоязычные, самодийские и угорские племена. Результатом этого смешения было появление на исторической арене нового этноса — тукю-тюркютов. По мнению Л. Н. Гумилева, слияние с аборигенами было настолько быстрым и полным, что через 100 лет, к 546 году, процесс в основном был завершен и народилась та целостность, которую принято называть древнетюркской народностью или тюркютами (см. Гумилев, 1993, 25). В 552-555 гг. тюркюты совместно с теле образовали свое государственное образование, известное в истории как первый тюркский каганат. С расколами и перерывами, с падением и снова возникновением он просуществовал до 742 года, когда тюркютский этнос окончательно прекратил свое существование. Этническая же субстратная его основа продолжает существовать по сей день у некоторых саяно-алтайских народов. Среди этих народов, по нашему мнению, и шорцы.

Территория формирования тюркютов как этноса зафиксирована в их легенде о своем происхождении. Учитывая объяснения Н. А. Аристова и др., можно примерно очертить границы первоначального пространства этноса, впоследствии разбредшегося по всей Евразии. На юге это Южный Алтай до истоков реки Чуй, на западе — не дальше слияния реки Бии и Катуни, на востоке — не дальше Енисея, на севере — до устья Абакана. По нашему мнению, Афу-Абу легенды можно идентифицировать не только с рекой Абакан (Аба-кем — река Аба), но и с рекой Аба в районе нынешнего Новокузнецка. Гидроним Абакан и Аба, а также Абашево (Аба-суг-ва) и Абаза (Аба-суг) сопостовимы с этнонимом древнетюркской эпохи Аба (Ала), которое носило племя, входившее в конфедерацию теле. Видимо, названия перечисленных рек от этнонимного происхождения, в них запечатлелись места древнейшего обитания племени Аба. В более позднее время от племени осталось лишь несколько родов с тем же названием и примерно в тех же местах. Во всяком случае, шорский род Аба проживал на берегах Абы и Абашева, а на берегах Абакана — сагайский род Аба. От древнетюркского племени Аба остались, видимо, и следующие названия родовых подразделений ныне разных народов: Караба (Кара-аба), Тагап (Таг-Аба), Бараба (Бори-Аба) и Кый-Аба.

Идущие из глубокой древности названия территории современной Шории тоже связаны с этнонимом Аба. Это термины Аба-Тура (в переводе — «оседлые поселения абинцев»), Аба-Чыш или Аба-Йыш (абинская черневая тайга) и Аба-Тура-чери (местность оседлых абинцев). Вероятно, в древнетюркскую эпоху они распространялись до реки Абакан в ее таежной части (выше реки Таштып). Это наводит на мысль, что древнетюркское племя Аба — это не более как объединение всех родов и племен территории современной Шории и части Хакасии. В качестве общего названия использовался (по древнетюркской традиции) этноним ведущего рода или племени, а внутри называли себя по родам и главным рекам. Таковым в наших местах был род или племя Аба, дошедший до наших дней.

Следовательно, территория современной Шории когда-то входила в ареал и сферу формирования тюркютов, хотя и была дальней окраиной.

Китайские исторические источники указывают, что жуан-жуаны, выдвинувшиеся на политическую арену в Азии после хунну, называли тюркютов «своими кузнецами». По мнению Л. П. Потапова, плавили железо и из него изготовляли изделия не все тюркюты, которые по тем же источникам выступают как скотоводы, кочевники, а часть тюркютов — мелкие оседлые племена, жившие в лесистых горах Алтая. Среди последних были предки шорцев и тубаларов (Потапов, 1936, 103). Правда, далее исследователь замечает, что эти оседлые племена не являлись тюркютами. Здесь, видимо, сыграл свою роль тот распространенный предрассудок, что кочевые и оседлые племена не могут составлять один этнос. На самом деле этнос, по Л. Н. Гумилеву, никогда не возникает в однородном ландшафте, а обязательно на стыке ландшафтов, в данном случае — на стыке степи и горной тайги. И потом, не будь кузнечные племена тюркютами, жуан-жуанский хан не мог бы в своем знаменитом ответе тюркютскому хану Тумыну назвать его своим «плавильщиком». Несомненно, предки шорцев были настоящими тюркютами и обеспечивали свой народ оружием и железными предметами быта и благодаря шорцам тюркюты вышли на историческую арену.

Тюркюты, как этнос, образовались также на стыке разных языков и укладов при главенстве тюркского языка и степного уклада жизни, но — смешения культур. Поэтому языковую переориентацию аборигенных народов — кетов, угров и самодийцев — вряд ли корректно называть отюречиванием, то есть изменой родному языку ради тюркского. Здесь имела место не столько языковая, сколько этническая переориентация, смена стереотипа поведения. Не случайно не согласная часть аборигенов была вытеснена новым этносом на север, а другие народы, не попавшие в сферу этнообразования и сохранившие родной язык и культуру, позже были действительно отюречены. Так произошло с аш-киштымами средней Томи, которые в 18 веке говорили на родном кетском языке, а веком позже вошли в состав шорцев и телеутов. Так же было с моторами, койбалами и камасинцами, которые забыли свои самодийские языки и уже в 19 веке стали хакасами (сагайцами). А шорский народ еще в древнетюркскую эпоху перешел на тюркский язык и культуру, сохранив однако многое и от своих аборигенных предков.

Тюркюты, создав огромное государственное формирование, вынуждены были рассредоточиться, покоряя все новые и новые племена, и в середине 8 века исчезли как этнос. Но не весь тюркютский этнос канул в лету. От него остались этнические реликты. Одним из таких реликтов были и остаются по сей день шорцы, вернее, тюркюты верхней Томи. А сохранились и уцелели они благодаря своему кузнечному ремеслу, значение которого трудно переоценить для политической жизни того времени, полной войн и конфликтов. Они широко использовались другими господствовавшими народами, но теперь находясь на положении вечных кыштымов-данников. Этническими реликтами тюркютов являются кумандинцы и челканцы, сагайцы и телеуты. Отсюда и упомянутое выше их взаимотяготение.

Значительную часть тюркютской культуры шорцы смогли донести до наших дней. Это в первую очередь героический эпос. И вряд ли корректен спор о том, это шорский или абинский эпос. На сегодняшний день только записано около полторы сотни богатырских сказаний. Это язык претерпевший с древнетюркской эпохи незначительные изменения. Это мифологические представления без влияния буддизма и ислама со множеством древних обычаев и традиций, правда, ныне почти исчезнувших.

В этническом развитии шорского народа следует различать два этапа:

1. Этногенез тюркютов (5-6 вв. н.э.), появление качественно нового народа в процессе смешения аборигенов (кетов, угров и самодийцев) с пришлыми тюрками Ашина. Шорцы представляли собой неотъемлемую часть вновь образованного этноса. Именно в этот период кетские народы верхней Томи и всей Мрассу, самодийские и угорские народы Кондомы, части Мрассу и верхней Томи перешли на тюркский язык и культуру. Именно в это время зародилось родство современных шорцев с телеутами, кумандинцами, челканцами, сагайцами и, частью, южными алтайцами. И этот процесс языковой переориентации неверно называть отюречиванием (ср. нынешнее обрусение шорцев).

2. Гибель тюркского этноса, существование шорского народа как тюркютского этнического реликта; потеря былого самоназвания, называние себя по рекам; влияние иных тюркских и других языков и культур; сохранение культурного наследия своего большого народа, теперь уже исчезнувшего. И при этом кондомский диалект лучше сохранил древнетюркский язык. Если согласиться с тем, что мы здесь высказали, то шорскому народу ныне почти полторы тысячи лет от роду и он является одним из редких реликтов, остатков некогда великого народа тукю-тюркют.

Геннадий Косточаков, кандидат филологических наук
1998 год

Примечания (ред.):

этноним — название народа, племени;
гидроним — название реки;
этногенез — происхождение народа;
реликт — организм, вещь или явление, сохранившееся как остаток далекого прошлого;
субстрат — то, что лежит в основе каких-то явлений, состояний.

Поделиться