Интервью с В.И. Ачеловым, директором Таштагольского НКЦ

— Василий Иванович, многие знают, что Вы стояли у истоков движения за возрождение шорского народа и  специально переехали жить из Новокузнецка в Таштагол, чтобы быть рядом со своим народом и на деле осуществлять свои мечты. В Таштаголе вы создали шорский НКЦ. Что он представляет собой сегодня?

Таштагольский  Национальный Культурный Центр — это самая первая организация шорского народа, она была создана 15 сентября 1989 года. В настоящее время в НКЦ работает 15 человек. Это водители, продавцы, заготовители. Сейчас мы занимаемся в основном коммерцией: возим в шорские  деревни продукты, комбикорм, товары, занимаемся  заготовкой лесных даров. В настоящее время имеем два магазина, офис, две машины «Урал»,  оплачиваем расходы по содержанию должности редактора (Л. Кирсанова) руководителя ВИА «Шория» (Анатолий Тунеков) и колонки в газете «Красная Шория». В 1993 году на благотворительные цели мы направили 2 миллиона рублей, а в 1994 году за 1 квартал — 1,5 миллиона  рублей. Деньги идут на различные цели, начиная от покупки очков для пенсионеров до материальной помощи на похороны. Были выделены средства для проведения выставки работ Любови Тудегешевой и Александра  Арбачакова, которая проходила с 15 декабря по январь, сейчас хотим организовать выставку работ Вадима Бекренёва.

— Что делается в Таштаголе в области образования?

Мы с самого начала сделали ставку на школу-интернат, в которой из 280 детей 250 — шорцы. Хотели создать национальный лицей, но не получилось, поскольку к лицею особые требования. Через городскую администрацию мы выбили для школы дополнительно 10 ставок. Два раза в неделю я веду основы права и историю Горной Шории (дипломная работа В.И. Ачёлова, юриста по профессии, называлась «Горно-шорский национальный район» — первичная форма национальной государственности" и получила отличную оценку. Готовя эту работу,  В.И. Ачёлов перерыл архивы  Кемерова и Томска.),  Юрий Кириллович Токмашев — основы высшей математики, кроме того дети обучаются танцам и основам искусств.

— Сделано вами немало. А что видится там — впереди?

Весной 1988 года собрались в Новокузнецке Электрон Федорович Чиспияков, Андрей Ильич Чудояков, Георгий Георгиевич Челбогашев и я. Тогда мы пришли к выводу, что если в ближайшие 5 лет не поднимем  шорский народ, то после уже его будет не поднять. Через 6 лет что-то есть, но сделано не всё, о чём мы думали. Надо было нам уже на 1 съезде шорского народа  ставить вопрос о духовности, так как народ — это прежде всего язык, духовность. Предстоящий 4-й съезд должен рассмотреть этот вопрос.

— Что Вы думаете о перспективах нашего движения?

У меня такое мнение, что ещё 6 лет назад можно было уже создать национальный район. Я думал об этом, но просто не хотел идти на конфронтацию. Сейчас же я считаю, что есть необходимость создания Фонда возрождения Горной Шории. Этим я сейчас и занимаюсь. Есть мысли о создании новой организации, можно её назвать Союз возрождения шорского народа или как-то  по-другому, но в основу её надо положить духовность, она должна быть интернациональной, должна быть шире, охватывать людей, заинтересованных в возрождении Горной Шории, то есть в эту организацию могут входить не только шорцы, но и люди другой национальности. У любого народа есть люди, имеющие разные взгляды, есть оппозиция. Я  считаю, что это нормально.

— Как Вы смотрите в будущее? С оптимизмом?

Да. Как сказал Лев Толстой, легче любить весь народ, чем  конкретного человека, поэтому, когда мне говорят, что я люблю шорский народ, я не верю этим людям. Главное — конкретные дела для конкретных людей.

Вопросы задавала Любовь Чульжанова
1994 год

Поделиться