Матрена Ивановна АпонькинаНа реке Мрассу много поселков, но об одном из них хочется сказать особо — это поселок Чувашка, как теперь его именуют. Вот в этой Чувашке родилась моя мать Матрена Ивановна Апонькина (по отцу Сыпсыгашева), 1889 года рождения. Прожила она долгую жизнь, родила 13 детей (сынов и дочерей, сынов больше). Из живых, которые доросли до совершенолетия, были: Илья, Прокопий, Моисей, Михаил, Семен и Мария.

А родилась она в бедной шорской семье охотника. Ее отец Иван Сыпсыгашев (Картыга) был женат на девушке из Бекреневых, тоже из бедных. У нее было три сестры и два брата. Все были трудолюбивые и крепкие здоровьем. Каждый прожил не менее 90 лет.

Матери не довелось учиться, хотя она очень хотела и просила родителей отпустить в школу, но не получилось — на учебу не было денег, да и в то время было мнение, что девочкам не нужна грамота. Но она интересовалась учебой у девочек, которые ходили в школу и вместе с подругой учила то, что они проходили в школе. Говорила, все она понимала и легко схватывала материал. Но даже такие занятия отец и мать запрещали. Так она и осталась неграмотной.

Дома помогала матери по хозяйству во всех делах: пряла, сучила нити из конопли, шила одежду и обувь, ухаживала за домашним скотом, летом заготавливала ягоды, хмель, орехи, сено для скота. Вместе с другими детьми принимала участие в рыбной ловле, могла лазить на кедры. Все делала хорошо и добротно.

Иван Степанович АпонькинВ 16 лет ее выдали замуж за Апонькина Ивана Степановича, который был старше ее на 10 лет. Она его не любила, но он поцеловал ее на улице насильно, и мать ей сказала: «Раз поцеловал прилюдно, то иди за него». Жила она с мужем у его родителей. Муж был до одурения ревнивый и в праздники пьяный гонял Матрену, бил ее, так что она жила в страхе и летом приходилось убегать от него через окно. Свекор гордился, что Матрена увеличивает род сынами. В 1906 году родился ее первый ребенок — сын Илья. Во время одной из эпидемий у Матрены за неделю умерло четверо детей от болезни (скарлатины), которую не знали чем лечить — врачей не было, а шаман не мог помочь. Это было страшным потрясением для матери. Только оставшиеся дети давали ей силу жить.

Трудная доля женщины-матери в деревне. Как и у любой шорки, все по дому было на ее плечах, она шила, стряпала и растила детей. И летом и зимой было много работы. Зимой, когда муж уходил на охоту, все делала одна. Это и дрова надо привезти из тайги, и коров подоить и скот накормить, печь истопить, сварить еду и накормить детей. Уставала сильно, валилась с ног, падала на постель и сон ее успокаивал до утра.

Илья Иванович АпонькинДети росли, взрослели. С ростом детей и муж степенился — стыдился или боялся бить жену. Старший сын Илья стал учителем, женился. Прокопий и Моисей учились сначала в Чувашке, потом в Старокузнецке вплоть до периода 1922—1926 годов. Прокопий Иванович АпонькинСемья жила в достатке, но этот достаток доставался большим трудом. Трудилась Матрена, как говорят, не покладая рук. Она хорошо шила на швейной машинке «Зингер», которую купила на свои деньги от продажи на рынке нитей. Также на свои деньги купила себе доху («тон»), которую носила по праздникам.

В период нэпа муж Иван привозил из Кузнецка продукты (муку, крупу), которые она продавала односельчанам. И с этим делом она справлялась отлично, как заправский продавец. Все держала в голове: кому она должна, а кто ей должен. Жили в пятистенном доме. Во дворе был амбар двухэтажный на 4 отделения. Зимой хранили в нем замороженную рыбу, орех, мясо, муку, масло. И этот великий труд ее муж не ценил. Только когда стал больным и старым, понял и сказал: «Матрена, тебе надо было родиться мужчиной-хозяином, потому что ты тянешь все хозяйство, кормишь детей и всю семью. И еще: «Сен алып полтурзун» («Ты великий человек»).

Семья Матрены жила зажиточно. Как она говорила, много работала, а другие не любили работать. Прохлаждались летом, а зимой спокойно сидели у горячей печи.

Было у Матрены пять дойных коров. Молока давали по 5-7 литров, но зато были упитанными и прекрасно шли на мясо. Мясо в семье любили. Как говорила Матрена, сначала накладывала в чугун полно мясо, а потом уже доливала воды. Получался отличный бульон. Матрена в селе славилась своим гостеприимством и умением накрыть стол. Она умела приготовить вкусные блюда из мяса, муки и крупы. Держали и пчел (до 100 семей). Кому не понравится такое, когда стол ломился от угощения.

У шорцев есть обычай — каждого, кто входит в дом, не отпускать, не накрыв для него стол, даже если торопится — угостят чаем с блинами, оладьями или просто хорошей стряпней. Мне запомнились ее пустышки, вкусные и воздушные, они во рту таяли. За свою долгую жизнь мне больше никогда не приходилось кушать такую вкусную пищу.

Много было невзгод в жизни Матрены. Когда весной в 1931 году во время раскулачивания выносили и продавали за бесценок все до ниточки — ее труд и добро, она плакала. Этого мало, предстояло впереди еще страшнее событие. Ее вместе с детьми и мужем выселили из дома и выслали из Чувашки в Нарым. Муж и старшие сыновья уговаривали ее уехать из Чувашки до раскулачивания, но она отказалась. Может она так горячо любила свои родные места, свою малую родину? И когда отправляли в Нарым, на берегу Мрассу она все надеялась, что советы в Чувашке поймут, что она родом из бедной семьи. Прощалась с родными и плакала (по-шорски сыктапча). Власти были хмурые и жестокие. Вот и посадка в лодку. Не может это сделать Матрена, поворачивается к берегу, к людям и обращается: «Я вернусь, обязательно вернусь, родная моя Чувашка, родная моя земля, мои родные сестры, брат и отец!», а муж сказал: «Прощай, Чувашка, навсегда, я, наверное, не вернусь.» Родные на берегу тоже плакали. До самого устья Мрасс-су она плакала и не могла понять происходящего. Была неграмотна, не училась ни одного дня, не вникала в политику. Не могла понять своей женской логикой, что происходит деление народа на бедных и богатых.

Вот с этого дня все заботы она взяла на свои плечи, упрямо, твердо и целеустремленно, чтобы доказать, наверное, самой себе, что она все выдержит и вернется в родное село. Старшие два сына не были в Нарыме: Илья работал учителем в Мысках, Прокопий в 19 лет уехал в дальние края учиться или работать и связь с ним прервалась. На руках у Матрены была дочь менее года, три сына 5, 7 и 17-ти лет. Осенью этого же года семье разрешили вернуться домой и на обратном пути из Нарыма у Матрены, кроме своих детей и больного мужа, были еще двое детей брата мужа. И всех она кормила, устраивала на ночлег, договаривалась и спасала от холодов в крестьянской бане.

Матрена вернулась в Чувашку со всеми детьми, а муж больше не увидел Чувашку, не дошел до родного улуса 5 километров, ушел из жизни. Вернувшись из Нарыма, Матрена с детьми ходила по домам, просила подаяния и ночлег, работала на принудительных работах в колхозе. Ее родные сестры и брат помогли пережить эту трудную зиму. Потом она уехала с детьми к сыну Прокопию в Кузедеево, а потом к старшему сыну Илье в Солтон.

Учила Матрена детей скрупулезно. Заставляла учить и во время работы по огороду. Вот идут на работу с лопатами и учебники с собой берут. Покопали, устали, сели отдыхать, а она говорит детям: «Берите книгу и учите, что задано на дом учителем». В трудное время с 1939 по 1941 год из рук детей не выпадали лопата, вилы, коса. Хотя была только одна корова.

Моисей Иванович АпонькинЗа свою долгую жизнь Матрена перенесла много трудных событий. В 1937 году арестовали двух ее старших сыновей по сфабрикованному делу об участии в националистической организации и в этом же году расстреляли. Долгое время она ничего не знала об их судьбе. В 1942 году ушли воевать ее сыновья Моисей и Михаил. Матрена выходила в полночь при луне, лезла на стайку, молилась и просила Бога спасти ее сыновей. Больше просила за младшего Михаила, которому было всего 18 лет, а получилось, что старший Моисей погиб 1 января 1944 года. Михаил пришел весь израненный (5 раз его изрешетили пули и осколки).Михаил Иванович Апонькин

Всех детей она вывела в люди, выучила: старший сын Илья — учитель, после инспектор районе, второй Прокопий — бухгалтер, Моисей — учитель, потом бухгалтер, Михаил — учитель, самый младший сын Семен — учитель, дочь Мария — сотрудник торговли.

Появились внуки от сынов и дочери, которыми не меньше гордилась Матрена. Всех старалась наставлять, чтобы учились хорошо. Среди ее внуков и правнуков есть учителя и экономисты. Прилагала свои умения и старания, чтобы сыновья жили дружно со своими женами.

Насмотрелась за свою долгую жизнь много трудностей и бед, а потому она хотела помогать всем, кто нуждался в помощи. Она всех принимала в свой небольшой дом — то-ли ученики родственников, то-ли племянники и племянницы по мужу или по своей фамилии, все шли к ней и она не отказывала в ночлеге и приюте. И теперь говорят повзрослевшие родичи: «Добрая душа у Матрены была». Вот такая она была.

Михаил Иванович Апонькин, участник Великой Отечественной войны

Поделиться